константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

Константин Бальмонт. Сонеты (Посвящается С.С. Прокофьеву). Вступительная статья, публикация и комментарии А.Ю. Романова


Америка

Америка. Великая страна
Двух океанов, гор, полей и прерий.
Ты всем, чьё сердце пронзено потерей,
Была не раз как родина дана.

И в тех сердцах опять цвела весна.
Ты учишь быть могучим в полной мере.
Ты воля, и велишь не гаснуть вере
В творящий дух. Ты знаешь глубь до дна.

Ты медленно куёшь свои решенья.
Так выберет не сразу ювелир
Вон тот рубин, и этот вот сапфир.

Но, раз решив, одно творишь: Свершенье,
Работаешь – твой труд похож на пир.
Ты пламя. Меткострельность достиженья.

Полёт

Осенняя падучая звезда,
Другая, третья, пятая, седьмая.
Сверканьем кратким быстро пролетая,
Несутся в голубое Никуда.

Летучим ходом горная вода
Белеет, водопадом ниспадая.
Игра сентябрьских листьев золотая,
Так бабочки порхают иногда.

Но есть полёт. В нём пламень леопарда.
В нём руль хвоста, весло, рычаг крыла.
Захватность глаз, которая светла.

В воздушность птиц влюблён был – Леонардо.
Орёл и гений чувствуют равно,
Что крылья – небо, что земля есть дно.

Бретань, 1921. Осень.

Утро: Ежедневн. газ. (Нью-Йорк). 1922. 2 янв. № 1. С. 3:

 

По ступеням

Я медленно всхожу по ступеням
Обрывистых уступов, лестниц чёрных.
В воспоминаньях медлю я позорных,
Я с жадными губами возле ям.

Я человек. И вновь мой дух к полям
Смарагдовым прильнул. Я искра в горнах.
Под молотом, в кованиях упорных.
Травинкою склоняюсь я к ручьям.

За Море, в бирюзовые пределы,
Тропою влажной пенистых долин,
Бежит корабль, трёхтрубный исполин.

И альбатрос, пират полёта смелый,
Уводит дух, от рабства и низин,
К свиданью с Солнцем, в храм, что в синем – белый.

Скрипач

Скрипач, смычком проверив звук струны,
На миг застыл. И долгий миг молчала
Завороженья жаждущая зала.
Сверкнув, прорвался звонкий ток весны.

Восходный звук до грани вышины.
Ушёл за грань. Ещё. И нет, всё мало.
Душа, взнесясь, взнесения желала.
И звук упал, дремотно теша сны.

Так жаворонок между вешних злаков
Молчит. Но вдруг, пронизанный лучом,
Летит, поёт, не знает сам о чём.

Бросает к солнцу дождь певучих знаков,
Всю высь наполнил звуковым ручьём.
И пал в затон зелёных полумраков.

Утро: Ежедневн. газ. (Нью-Йорк). 1922. 7 янв. № 6. С. 3:

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер