константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

А.В. Цвешко. Шуя 2009: Небо Парижа в слезах...

Зима. 23 декабря. День памяти рус-ского поэта, земляка шуян, Константина Бальмонта.

Мысленно переношусь во Францию. Париж 1942 года. Был ли он таким же холодным и неуютным, как Россия в военную годину? Знаю одно: в день похорон поэта, и об этом писала газета «Парижский вестник», «...в Париже лишь немногие знали о смерти Бальмонта. Шёл дождь».

Декабрьский дождь в Париже… Мне представилось, что капли дождя – слёзы. Слёзы поэта о далёкой родине, слёзы близких и родных его сердцу людей, которые там, в России, где идёт война… Слёзы многих-многих русских – и тех, кто дома, в своём отечестве, и тех, кто в вынужденном изгнании, на чужбине…

При соединении всего этого, земного и небесного, родилась мысль: небо плачет. Небо Парижа плачет. Небо Парижа в слезах. Так появилось название вечера памяти поэта в декабре 2007 года. Он открывался светлым и печальным соло скрипки.

В декабре 2009 года памятный вечер был согрет присутствием дочери поэта, 84-летней Светланы Константиновны Шаль. Через океан, из Америки во Францию, затем в Россию, из Москвы в тот же день в Шую – неблизкий путь. «Мои корни здесь – плачу, люблю Шую», – говорит эта хрупкая женщина, удивительно похожая на своего отца.

В салонном зале Павловского дворца рождественское убранство. Звуки рояля – задолго до начала. Словно сама Вера Николаевна, мать поэта, собирает своих гостей…

А вот и сам юный поэт. Он читает стихи о матери и для неё. В этой роли – воспитанник учителя русской литературы Светланы Юрьевны Хромовой, которая создала в школе № 2 имени К.Д. Бальмонта клуб «Серебряная лира» и литературное кафе «Бродячий щенок» и многие годы прививает детям любовь к поэзии. Это её ученик Дмитрий Шаповал, теперь уже студент Ивановского энергоуниверситета, не потерявший любви к поэзии…

…И поздней, как дни, созрев,
Меньше дали света,
Превращать тоску в напев
Кто учил поэта?

Стихотворение «Мать» даёт представление о музыке, которая звучала в доме Бальмонтов. Сегодня у рояля учитель музыки, талантливый концертмейстер Валентина Коберник. Через годы и расстояния долетают до сердец моих современников мысли и стихи Константина Бальмонта, и рождается музыка, и творится романс. С гитарою своей на сцене Юрий Колобов – физик по профессии и лирик в душе.

Свыше 650 произведений – таково музыкальное наследие на стихи Бальмонта, оставленное сотнями русских композиторов. И вот уже зал задышал музыкой, слушая голос певицы Ольги Тихомоловой, – «Островок» Танеева, а следом – «Незабудочки-цветочки» Стравинского.

В этот вечер чудесно звучали голоса Владимира Ортынского и Ольги Ковалёвой. Предваряя романс на стихи Марины Цветаевой, вспоминаем её обращение к русским эмигрантам с призывом помочь больному поэту: «Если эмиграция считает себя представителем старого мира и прежней Великой России, то Бальмонт – одно из лучших, что напоследок дал этот старый мир. По-следний наследниК. Бальмонтом и ему подобными, которых не много, мы можем уравновесить того старого мира грехи и промахи».

Проникновенно доносит до нас голос Ольги Ковалёвой цветаевские строки, окрылённые музыкой нашего современника Андрея Петрова:

…И ваши кудри, ваши бачки
Засыпал снег…

«Всех русских писателей, прозой ли они писали или стихом, я люблю, – писал Константин Бальмонт в декабре 1923 года, – и чувствую, что каждый из них есть частица русской души, воли России, а русская душа и воля России мне дороже всего на свете, и не хочу я искать примера и утешения на стороне – мне это нужно в моём собственном доме… Я русский и хочу России, я хочу русского».

А что может быть более русским, чем поэзия Пушкина? И как во времена салонов прошлых лет, льётся великолепная музыка Шереметева, и молодой артист Иван Яцко признаётся стихами классика:

Я Вас любил, любовь ещё, быть может,
В душе моей угасла не совсем,
Но пусть она вас больше не тревожит,
Я не хочу печалить вас ничем.

А следом – бальмонтовское признание поэту поэтов:

Кому судьба быть перепёлкой.
Кому судьбы дверной быть щёлкой,
В которую, – для духа снедь, –
Влюблённых можно подсмотреть.
Кому – на лошади быть чёлкой,
И знать, что можно крепость взять,
И победительно сиять.
Кому быть деловитой пчёлкой,
И в мёд цветы пресуществлять,
Кому – мечтой в раю гулять,
Кому, к лесной прильнув опушке,
Свирелить стих полсотни лет,
И в мире называться Фет.
Кому быть солнцем: имя – Пушкин.

В подарок дочери поэта, Светлане Константиновне Шаль, прилетевшей в Россию из Америки, – «Колыбельная Светланы»:

Лунные поляны,
Ночь, как день, светла.
Спи, моя Светлана,
Спи, как я спала…

Завершая русское – Пушкин, Есенин, снежная зима, колыбельная, – звенит музыка одного из королей романса рубежа столетий Михаила Штейнберга «Гай-да, тройка».

И наконец – апофеоз: вокальный дуэт «Вечная любовь» и долгие, жаркие, искренние аплодисменты.

Мы прожили этот зимний памятный вечер все вместе – благодарные потомки.

Да хранит вас всех Господь. Спасибо вам.

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер