константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

Е.К. Дейч. Могила К.Д. Бальмонта

А.И. Дейч, работая над книгой о французском актёре Франсуа-Жозефе Тальма, просил разрешения в Иностранной комиссии Союза писателей о поездке в Париж для работы во французских архивах. Несколько раз получал отказ: «Считаем поездку нецелесообразной». Помог тогдашний генеральный инспектор ЮНЕСКО – Роже Кайюа, который, бывая в Москве, встречался с А.И. Дейчем и очень высоко ценил его работы по французской литературе. Он написал письмо в Москву о необходимости поездки А.И. Дейча во Францию. И нам, наконец, дали разрешение (на четыре месяца!) на поездку за свой счёт.

Перед отъездом в марте месяце к нам пришла Нина Константиновна Бруни – дочь К.Д. Бальмонта и попросила побывать в Нуази-ле-Гран на могиле отца, привезти ей фото. Далее – по записям в моём дневнике:

«Ранним утром (8 апреля 1966 г.) за нами заехала жена писателя Жозефа Кесселя (родственника М. Дрюона). Машина мчалась через весь город, залитый солнцем, по набережной Сены, к востоку, к Вансенским воротам. Оттуда в Нуази-ле-Гран. Доехали быстро. Кладбище на холме. Долго искали, не могли найти могилы Бальмонта. Спросили у одного (местного) француза. Он посоветовал обратиться к м-сье Якимофф. Нашли ул. Pierre Brossolette, 214. Весело играют детишки, которые тут же показали, куда надо пойти. Несколько ступенек во двор, попали в садик с цветущими деревьями. Слева дверь и окна. Постучали. Вышла благообразная, седая женщина. Встретила нас приветливо. Оказалась женой Якимова – Марией Николаевной. Вошли внутрь. На столе – самовар, в углу – иконостас, под которым стоит столик. На нём – газета «Правда». Оказалось, что другой на русском языке здесь нельзя достать. Андрей Васильевич спал наверху. Она его разбудила. Он тут же появился. Шумный, разговорчивый, приветливый. И поведал свою историю. Был в Семёновском полку, потом воевал на стороне большевиков, видел Урицкого, переметнулся к Юденичу и шёл с ним на Петроград. После поражения очутился в Риге и вот уже тридцать с лишним лет живёт во Франции. Мальчиком помнил Бальмонта по России и с 1940 г. здесь они с женой были их соседями. Старались им помогать.

Сначала Бальмонты жили в общежитии бедных русских эмигрантов, которое называлось Русским домом. Это общежитие создала Мать Мария (поэтесса Е.Ю. Кузьмина-Караваева). У Бальмонтов никогда не было денег, но до войны они всё-таки получали и «сербскую пенсию», и разные благотворительные субсидии (очень помогала поэтесса Софья Прегель), а также богатые эмигранты-грузины собирали помощь больному поэту (они очень ценили его перевод «Витязь в барсовой шкуре» Шота Руставели). С 1937 г. Бальмонт тяжело болел душевно, часто попадал в психиатрическую больницу. Особенно трудные годы были во время оккупации Франции. Поступления от сербов прекратились, как и другая финансовая помощь. Перед смертью он ничего не помнил, бормотал стихи, звал умерших братьев, не понимал, где находится. Не было денег на дрова, в квартире – холод и голод. Якимовы что-то старались достать из еды, хотя были уже карточки, по которым мало что давали. Оккупанты к поэту относились безразлично. Умер он 23 декабря 1942 г. Хоронили его 26 декабря. Из Парижа трудно было приехать, всюду фашистский контроль. Но всё-таки приехали Б.К. Зайцев с женой Верой Алексеевной, поэт Юрий Балтрушайтис с женой Марией Ивановной. Шёл дождь, в могиле – вода...»

Нам рассказывал тогда же (в 1966 г.) Борис Константинович Зайцев, что гроб опускали, а он всплывал. Бальмонт так исхудал, «что была его тень». В эту же могилу в феврале 1943 г. похоронили и его жену Елену Константиновну. Надпись на основании (цементном) креста: Constantin Balmont, poete russe (1867—1942). Helena Balmont (1880—1943).

На могилу мы положили колоски и ветку ёлки, переданные Ниной Константиновной. От нас – букет цветов. Зашли в старинную католическую церковь, в которой венчалась Мария Антуанетта. Зажгли свечи. Сделали много снимков на могиле, я взяла горсточку земли, которую привезла Нине Константиновне. Якимов провёл нас на ул. Гамбетта, д. № 5, где в двух комнатках с кухней жили несколько лет Бальмонты. А Якимов устроил скромные поминки после похорон, на которых были Зайцевы, Балтрушайтисы и опоздавший на захоронение Зеелер, много помогавший Бальмонтам.

Якимов попросился поехать с нами в Париж, чтобы слушать нашу русскую речь, и целый день провёл с нами в Париже...»

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер