константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

Т.А. Добычина. Портрет Недошивиной: опыт интерпретации музейного предмета в контексте бальмонтовской темы

В 1996 году шуйская поэтесса Ксения Борисовна Зимина (1928—2008) передала в дар Шуйскому краеведческому музею предмет, хранившийся в её семье в течение нескольких поколений и свидетельствующий о связи её рода с семьёй поэта Константина Бальмонта. Это портрет работы неизвестного художника, на котором изображена прабабушка дарительницы – жена гаврилово-посадского купца Ивана Недошивина. Поскольку имя изображённой было неизвестно, портрет получил условное название «Супруга купца Ивана Недошивина» [1].

На первый поверхностный взгляд, этот портрет представлялся достаточно типичным в ряду подобных произведений провинциальной портретной живописи второй половины XIX в. Такие произведения уже имелись в собрании музея [2], однако портрет, подаренный К.Б. Зиминой, выделялся из группы аналогичных памятников своей информативностью.

Информативность в музееведческой науке характеризует содержательную сторону музейного предмета, его способность выступать в качестве источника сведений о значимых культурно-исторических событиях или известных личностях. Совокупность подобных сведений составляет научный потенциал предмета.

Информативность подразделяется на внутреннее и внешнее информационное поле. Внутреннее информационное поле содержит информацию, отражённую непосредственно предметом или закодированную в нём самом. Как правило, это атрибутивные сведения о признаках предмета – название, назначение, размер, форма, материал, техника изготовления, надписи, подписи, клейма и т. п.

Исследование внутреннего информационного потенциала названного портрета выявило типичные характеристики, свойственные произведениям провинциальных мастеров того времени, художественное исполнение которых обусловлено особой «каноничностью» жанра.

На портрете в поясном варианте изображена женщина средних лет, в лёгком повороте вправо. Изображённая смотрит на зрителя. На ней костюм, характерный для купеческо-мещанской среды того времени – голубое платье с широкими рукавами, отделанными кружевом, на плечах модная тёмная шаль с крупными зеленоватыми цветами. Чёрные волосы расчёсаны на прямой пробор, убраны на затылке и покрыты наколкой. Весьма подробно художник написал все ювелирные украшения: кольца, браслет, серьги, ожерелье с фермуаром.

Как и внешние изобразительные характеристики, так и художественно-стилистическая сторона портрета типичны для живописи провинциальной России второй половины XIX века. Портрет написан в условно-плоскостной манере, на тёмном фоне, лишающем среду световоздушности. Однако художник сумел уловить черты персональной индивидуальности. Для того чтобы убедиться в правдивости художника, достаточно вспомнить саму Ксению Борисовну Зимину, удивительно похожую на свою прабабушку.

Если внутренняя информативность портрета ничем не выделяет его из ряда подобных предметов, то насыщенность внешнего информационного поля (исто-рия происхождения и бытования предмета, сведения о событиях и лицах, связанных с ним) выводит его из круга стилистически однородной группы портретов и позволяет интерпретировать его в контексте основной музейной темы, связанной с историей жизни и творчества поэта Константина Бальмонта.

Вся внеш-няя информация предмета была зафиксирована в документах приёма со слов самой сдатчицы. Семья Недошивиных жила в городе Гаврилов Посад Владимирской губернии, затем переехала в Санкт-Петербург. После смерти владелицы (прабабушки К.Б. Зиминой) портрет перешёл к её дочери – Серафиме Ивановне Недошивиной (1867—1942) (бабушке сдатчицы). Серафима Ивановна была замужем за сыном дьячка из села Володятино [3] Яковом Павловичем Надеждиным (1866—1936) [4]. Супруги Надеждины были учителями. Большую часть жизни они провели в сельце Гумнищи, Шуйского уезда Владимирской губернии, в родовом имении семьи Бальмонт, где работали в народном училище. Попечителем этого училища был отец поэта Константина Бальмонта – Дмитрий Константинович Бальмонт (1835—1907).

Ксения Борисовна Зимина вспоминала рассказы своей бабушки о жительстве её семьи в Гумнищах. Воспоминания были зафиксированы научным сотрудником музея Н.С. Шептуховской. «Супруги жили при школе, которая находилась дальше усадьбы слева от дороги. Когда молодые учителя приехали на место работы, то школа выглядела не лучшим образом: полы гуляют, крыша протекает. На счастье в усадьбу приехала Вера Николаевна Бальмонт (1842—1909). Она налетела на своего супруга Дмитрия Константиновича, тем более что он был попечителем этой школы, заставила сделать ремонт» [5].

Кроме учительства, Надеждины занимались хозяйством: держали корову, сажали огород, разводили пчёл. В Гумнищах родились их дети (мать К.Б. Зиминой – Екатерина Яковлевна – и её дядя – Александр Яковлевич). Крёстным этих детей был Дмитрий Константинович Бальмонт. Следуя традиции, крёстный отец подарил крестникам серебряные ложечки с вензелем семьи Бальмонт [6], которые также сохранялись в семье Надеждиных как память.

Соседские отношения Бальмонтов и Надеждиных были довольно тесными. По словам К.Б. Зиминой, дети Надеждиных росли и «гоняли босиком с бальмонтовскими ребятишками» [7]. Надеждины были свидетелями жизни семейства Бальмонт того времени. Таким образом, переданный в музей портрет бытовал в семье, которая не просто жила по соседству, но и состояла в свойстве с семьёй поэта К.Д. Бальмонта.

Портрет был передан К.Б. Зиминой в музей с условием его реставрации и демонстрации в постоянной экспозиции. На момент передачи произведение находилось в относительно хорошем состоянии, так как особо бережно сохранялось К.Б. Зиминой. Единственная крупная утрата живописи была в верхней левой части холста в виде продолговатого пятна серо-голубого цвета. Живопись на этом месте была счищена до холста [8]. Дарительница не информировала о том, что здесь было изображено или написано, равно как и о происхождении утраты.

Сопоставляя портрет с аналогичными памятниками данной стилистической группы, можем предположить, что на месте утраты живописи была надпись, содержащая информацию об изображённой персоне. Обычно подобные надписи указывали имя, фамилию и сословную принадлежность изображённых. Вероятно, надпись была стёрта в послереволюционные годы для того, чтобы сохранить сам портрет и обезопасить его владельца от подозрений в «неблагонадёжном происхождении» из купеческого рода.

Через семь лет после дарения, в 2003 году портрет был отреставрирован в числе нескольких других вещей музейного собрания [9]. Средства на реставрацию пожертвовала гражданка Швейцарии, профессор университета города Лозанны Регула фрай Штольба. Предки госпожи Штольба тоже были связаны с городом Шуей. Её прадед Иоганн Штольба работал колористом на одном из шуйских предприятий «Бумагопрядильной ткацкой и ситцепечатной фабрики Товарищества шуйской мануфактуры М. Павлова».

Благотворительную помощь музею в реставрации портрета госпожа Штольба оказала в память о своём прадеде, который, кстати, был современником изображённой на портрете.

Отреставрированная картина «Супруга купца Ивана Недошивина» нашла достойное место в музее. Она экспонируется в пространстве выставки «Где мой дом», реконструирующей предметно-бытовое окружение типичного шуйского дома конца XIX – начала ХХ века – среды, в которой жил и творил поэт Константин Бальмонт.

Примечания

1. ШКМ 2566. Неизвестный художник. Супруга купца Ивана Недошивина. Россия, Владимирская губерния. 60—70-е годы XIX века, х., м., 70,5х57,5.

2. Произведения, принадлежащие кисти провинциальных мастеров второй половины XIX века, были переданы в дар музею заслуженной артисткой РСФСР шуянкой Е.Я. Мазуровой.

3. Село Володятино было родиной основателя этой предпринимательской династии – Ильи Недошивина. Его некролог помещён во Владимирских губернских ведомостях. 1881, № 12. С. 354—356.

4. О поэтическом творчестве Якова Павловича Надеждина см.: Таганов Л.Н. «Бальмонтовский след» в тетрадях Я.П. Надеждина // Солнечная пряжа: Научно-популярный и литературно-художественный альманах. 2007. Вып. 1. С. 72—75.

5. Вся возможно полная информация о предмете и среде его бытования записана в приложении к Акту приёма № 3 от 03.11.1996 г.

6. Ложечки, подаренные Д.К. Бальмонтом, хранились у К.Б. Зиминой. В собрании Литературно-краеведческого музея Константина Бальмонта есть аналогичные предметы с вензелем Дмитрия и Веры Бальмонт (ШКМ 1537/1. Ложка серебряная. Россия. Москва. Фабрика И.П. Хлебникова. 1870 г.).

7. См. приложение к Акту приёма № 3 от 03.11.1996 г.

8. См. фотографию портрета до реставрации.

9. Реставрацию осуществляла организация «Владспецреставрация», художник-реставратор П.А. Некрасов.

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер