константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

Константин Бальмонт. Горный воздух (Друзьям в Грузии)

Несмотря на все противоречия в сведениях о событиях в Кронштадте и в двух русских столицах и во всей России, достигающих до нас, русских, вольно и невольно находящихся в Европе, эти сведения являют из себя благословенную весть, гласящую, что русский народ воистину устал от своих злополучий и, главное, от бессовестной, бесконечной лжи немилосердных, злых правителей. Какой бы ход ни приняли сейчас многосложные развивающиеся события, ясно одно, – веет весна – и в воздухе природы, и в воздухе измученных душ, которые не хотят больше зла и насилия.

Злые дьяволы, придумывающие предлоги для вражды, были сильны и даже казались непобедимыми, благодаря тому, что они сумели выковать единое магическое кольцо собственной дружной неразрывности и сложной сети правдоподобных обманов, имеющих убедительность в исторические часы бед и бесовских таинств. Но беду бедой не покроешь, и часы бесовских таинств истекают, и железное кольцо, делавшее лжецов сильными, разорвано, у них нет больше единства, царство их внутренно и внешне осуждено.

Воздух измученных душ всегда и везде скоплял в себе бури, которые должны вырваться наружу. И как освежителен грозовой воздух, развязывающий все узлы и ломающий все тюремные стены!

Среди стран – их много – которые мне привелось видеть во время бесчисленных моих скитаний по Земному Шару, я видел несколько горных стран, где воздух всегда живительный и мужественный. Хорош Монблан, воспетый свободолюбивым Шелли. Прекрасен Тироль со своими журчащими ручьями и водопадами. Сказочны горные области вулканического острова Явы и вечно взволнованной Мексики. Приманчив ласкающий Крым. Но только на Кавказе чувствуется вся мощь горной природы, и только в Грузии я видел полную гармонию между красивыми лицами и стройными, хотя безмерными очертаньями вольных, могучих гор.

Открытые сердца, горячая кровь, честная речь, смелость и радость жизни, красивые лица, стройные тела. Единство горного народа, который любит свою родину больше, чем что-нибудь.

Я с вами жил, красивые и честные друзья. Я вам пел, я вам спел много песен. Я помню лето 1917-ого года, я его провёл в Грузии. И тогда уже мутные волны крайней лжи и предельного насилия рвались в это благословенное царство красивой жизни и честного чувства. У Грузии, только что отдавшей лучших своих сыновей, как священную жертву, в страшной войне, где они бились не за себя, а лишь за отвлечённую мысль, нашлось тогда достаточно силы, чтоб отшвырнуть от себя лживый мираж, который умеет только губить, кровавое марево неправосудия, притворяющегося заступничеством за работающих. И до последних дней лгущие насильники не смели посягнуть на чистоту этого горного воздуха. Перед тем, как окончательно сгинуть от собственного духовного смрада, дракон всё-таки притащился к нам, дополз во всей своей мерзости. Но часы истории движутся не напрасно. Малый в числах своих, но великий своей красотою и честностью, горный народ, в веках умевший бороться с последними исполинами, может погнуться под ветром на миг. Но и в ветре и в буре такое цветущее дерево, как Грузия, такая горная алыча, у которой на каждой ветке белые венчальные цветы, устоит и не сломится.

По всей России носится сейчас освобождающий весенний ветер. В первый миг настоящего освобождения, которое не может не придти, вольная сестра вольной России, дышащая чистым горным воздухом Грузия, вернёт себе всё своё.

Я пел вам песню, горные братья. Я вспоминаю её сейчас.

Горы учат смелой силе,
Быть бесстрашным на черте,
Где легко, стремясь к мечте,
Оступиться в темноте.

Горы Солнце заслонили,
Всё же Солнце в высоте,
Показавшись на хребте,
Вдвое ярче в красоте.

Горы – храм в снежистой пыли,
Эти скалы, те и те,
Восходя, верста к версте,
Мчат стрелою дух к мечте.

Горы – сон и сказка в были,
В полноправьи, в полноте.
Правда в Божьей наготе,
Мёртвый воин на щите.

Слышишь шорох вещих крылий?
Видишь росы на листе?
Это духи в слепоте
Ищут слова о Христе.

В объёме мира, в душе поэта
Есть радость ночи и счастье света,
И завязь лилий, и вязь созвездий
Цветут содружно и без возмездий.

В охвате Солнца, в очах поэта
Христос проходит близ Магомета.
И оба слышат, как вторят струны,
Что верны звёзды, и правы луны.

***

Сердцу вольно в тесной узе,
Если уза есть любовь.
Мысль моя, не прекословь,
Скуй любовью вновь и вновь.

С милой я навек в союзе.
О, любовь, ты сладость сна,
Ты невеста и жена,
Взлёт к Звезде, провал без дна.

Сердце бьётся в нежной узе.
Я в глаза твои смотрю,
Сам заря, твою зарю
Разжигаю и горю.

Нет двух Солнц, и нет двух Грузий.
Чтоб была меж стран страна,
Где всегда в сердцах весна,
В мире Грузия – одна.

Воля России. 1921. 17 марта

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер