константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

IN MEMORIAM «Я МОГУ СОВСЕМ НЕ ВЕРНУТЬСЯ…»

IN MEMORIAM

«Я МОГУ СОВСЕМ НЕ ВЕРНУТЬСЯ…»

Сейчас мы практически перестали писать друг другу письма, а всё общение происходит с помощью электронных средств – «сэмээсками» или по «мыльной» почте: ещё бы, так и быстрей, и удобней!.. И редко кто задумывается, как много мы теряем при этом, когда отказываемся от обычного листка, на котором и отцы, и деды, и прадеды наши – все писали письма, доверяя бумаге свои самые сокровенные мысли и чувства.

В моей семье бережно хранятся несколько листочков, которыми мы все очень дорожим, – это письма моего деда, Александра Александровича Бальмонта, единственная запечатлённая память о нём. Ровный, аккуратный и чёткий почерк, теплота чувств, мягкость, уважение и сердечность в обращении (на Вы!) с ближними – братом, сыном, женой… Всякий раз, когда я беру в руки и перечитываю строчки этих коротких писем, охватывает сожаление – оттого, что никогда не видела этого человека, не вернувшегося с войны. Но в то же время я хорошо его знаю, – благодаря письмам и меня переполняет чувство гордости за него; я уверена: он был удивительно добрым, прямым человеком, честным тружеником, верным присяге защитником Родины.

В семье его отца, Александра Дмитриевича и Марии Бальмонт, было 8 детей: пять дочерей (Вера, Антонина, Мария, Наталия, Нина) и трое сыновей (Дмитрий, Владимир и Александр). Все они родились в течение 15 лет (1896—1910) и были крещены в шуйской Спасской церкви. После 1917 года, несмотря на сложности бурного военного и революционного времени, все в этой семье работали не покладая рук. Но осенью 1918 г. родовая усадьба в Гумнищах была отобрана «комиссарами в пыльных шлемах», и потому семья вынужденно переехала на постоянное проживание в Шую – в дом Устинова на бывшей Миллионной улице. Во второй половине 1920-х гг. они жили уже в деревянном доме с мезонином на Шубной улице (бывшем доме купца Китаева). Александр Дмитриевич пытался как-то бороться за возвращение гумнищинской усадьбы, но результат был предопределён, несмотря даже и на то, что двое старших его сыновей – Дмитрий и Владимир – служили в Красной армии. Последние дни А. Д. Бальмонт доживал в Иванове, у дочери Антонины, здесь он и умер 13 декабря 1929 г., но похоронен в Шуе, на Троицком кладбище, рядом с женой, умершей годом ранее, в сентябре 1928 г. Это был последний из родных братьев поэта, оставшихся и умерших в России.

Мой дед, третий сын в семье А. Д. Бальмонта, родился 12 февраля 1905 г. По воспоминаниям близких родственников, это был художественно одарённый человек: прекрасно рисовал и мечтал о поступлении в Академию художеств, собирался стать профессиональным живописцем. По разным обстоятельствам, однако, этому не суждено было сбыться, и по окончании Плёсского сельскохозяйственного техникума он работал агрономом. Женился на дочери известного революционера Павла Кашеварова – Анфисе, по любви. Их четверо детей – Михаил, Ирина, Мария, Антонина – все получили хорошее образование. Дед вместе с женой (она работала в Плёсском детском доме) помогал также детям репрессированных, поскольку судьбы многих обездоленных, лишённых куска хлеба людей не были им безразличны…

Во время Великой Отечественной войны Александр Александрович Бальмонт был призван в Красную армию и в возрасте 38 лет погиб 13 марта 1943 года в Старо-Русском районе Новгородской области. В связи с этим не могу не сказать ещё об одной отличительной черте всего рода Бальмонтов. Когда дед погиб на войне, его старшие братья – Дмитрий (в письме: Митя, Митяюшка) и Владимир – не остались безучастны к судьбе его детей, приняли их на воспитание в свои семьи. Но это уже, как говорится, совсем другая история…

Чудом сохранившиеся три письма деда – к брату Дмитрию (1921), к сыну Михаилу (1942) и к жене Анфисе (1943) – очень дороги для меня, и не только как память о родственнике. Особенно трогательно его второе письмо – к сыну Михаилу (моему отцу), проникнутое неизбывной любовью и добротой к жене и детям. Это письмо – своего рода завещание, духовное обращение и ко всем нам, потомкам. Поэтому и появилось желание познакомить читателей с этими семейными реликвиями, такими глубоко личными, проникновенными письмами, «свидетелями истории».

Людмила Михайловна МОРОЗОВА,
в девичестве Бальмонт.

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер