константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

В.Д. Пятницкий (г. Шуя) О СИНТАКСИЧЕСКОЙ ФОРМЕ И СЕМАНТИКЕ СТИХОТВОРНЫХ ПЕРИОДОВ В ЛИРИКЕ К. БАЛЬМОНТА

В.Д. Пятницкий (г. Шуя)
О СИНТАКСИЧЕСКОЙ ФОРМЕ И СЕМАНТИКЕ
СТИХОТВОРНЫХ ПЕРИОДОВ В ЛИРИКЕ К. БАЛЬМОНТА

Период, как известно, не является структурно-семантической единицей: он может быть и простым предложением, и любым видом сложного. Это ритмико-интонационная (композиционно-стилистическая) единица речи, распадающаяся в интонационном отношении на две части – повышение и понижение, каждое из которых (чаще первое) состоит из однотипных компонентов – членов периода. Деление на повышение и понижение, граница которых обозначается обычно знаком тире, может и соответствовать, и не соответствовать структурно-семантическому членению [2, с. 5].

Период используется авторами как экспрессивное средство в художественной и публицистической речи. Находим его и в стихотворных текстах К. Бальмонта [1]. Анализ их структуры и семантики представляет несомненный интерес в плане изучения весьма богатого синтаксического строя поэта. Характерно, что к периодам Бальмонт обращался на протяжении всего своего творчества. Отметим, что периодом у него в одних случаях является всё стихотворение, в других – значительная часть его, а в третьих – стихотворение состоит из ряда однотипных конструкций, отделяемых друг от друга знаком точки (парцелляция), но в целом представляющих собой не что иное, как период. Знаки препинания (знак точки исключаем) не всегда соответствуют правилам отделения понижения от повышения и членов повышения друг от друга, что будет показано ниже.

Обратимся к конкретным примерам.

1. Разлучённые (из книги «Только любовь», 1903)

Прозвенит ли вдали колокольчик,
Колокольчик, во мгле убегающий, –
Догорает ли месяц за тучкой,
Там за тучкой, бледнеющей, тающей, –

Наклонюсь ли я, полный печали,
О, печали глубоко-мучительной! –
Над водой, над рекой безглагольной,
Безглагольной, безгласной,   томительной, –

Предо мною встаёшь ты, родная,
Ты, родная и в сердце хранимая, –
Вдруг я вижу, что ты не забыта,
Позабытая, горько-любимая.

Данный период целиком входит в одно стихотворение, по структуре является условным сложноподчинённым предложением (далее СПП). Понижением нужно считать последнее четверостишие, что, однако, устанавливается не по знаку тире (он есть и выше), а по ритму и синтаксической структуре двух первых четверостиший: в них используются однотипные (правда, с разными глагольными формами) условные придаточные с союзом-частицей ли. Замедленность в повышении создаётся лексическим повтором – с расширением состава повторяемой единицы. Равновеликости членов периода нет: третий включает не две строки, а четыре, то есть всю строфу.

2. Подневольность (из книги «Только любовь», 1903)

Когда я думаю, что рядом,
Вот здесь, кругом, передо мной,
Безмерным преданы отрадам,
Ликуют духи, мир иной, –

В той комнате, где дни и ночи,
Как каторжник, забыв про сон,
Так бьюсь я, не смыкая очи,
Всё бьюсь, к работе присуждён, –

Когда я думаю, что годы,
С печальной бледностью лица,
В окно всё тот же лик природы
Я буду видеть без конца, –

И сердцем, более не юным,
Я буду, догорая, тлеть,
Внимать метелям и бурунам,
Слабеть, седеть и холодеть, –

Вдруг сам себе тогда я страшен,
Я содрогаюсь, как в бреду,
Как будто я с высоких башен
Вот-вот на землю упаду.

Данный временной период включает пять четверостиший из шести (последнее оформлено как особая интонационная конструкция). Повышение состоит из первых четырёх четверостиший, понижение – из пятого. О временном характере конструкции говорит соотношение союзного слова когда (в первом и третьем четверостишии) и коррелята тогда в понижении. Членов периода в повышении – два: 1—2-е и 3—4-е четверостишия (сигналы – союзные слова когда). Со структурной точки зрения это сложная синтаксическая конструкция с подчинительной и бессоюзной связью, состоящая из девяти предикативных единиц: шесть в повышении (придаточных времени – изъяснительного – определительного с союзным словом где – времени – изъяснительного – однородного с ним изъяснительного, присоединяемого союзом и) и трёх в понижении (первых двух, связанных бессоюзно, перечислительной интонацией, и сравнительной придаточной с союзом как будто, относящейся к предыдущей предикативной части). Отделению понижения от повышения соответствует последнее тире; другие тире – авторские, призванные обеспечить более чёткое интонационное и структурное членение усложнённой конструкции.

3. Гимн Солнцу (2) (из книги «Только любовь», 1903)

То в Мексике, где в таинствах жестоких
Цвели так страшно красные цветы, –
То в Индии, где в душах светлооких
Сложился блеск ума и красоты, –

То там, где Апис, весь согретый кровью,
Склонив чело, на нём являл звезду,
И, с ним любя бесстрашною любовью,
Лобзались люди в храмах, как в бреду, –

То между снов классической Эллады,
Где Дионис царил и Аполлон, –
Везде ты лило блеск в людские взгляды,
И разум мира в Солнце был влюблён <…>.

Данный период является лишь частью гимна. Ритмико-интонационное членение предполагает включение в повышение, кроме первых двух четверостиший, двух строк последнего. Сигналом начала понижения является не столько знак тире (он – как авторский – неоднократно используется и выше), сколько обобщающее слово везде, относящееся в первую очередь к блоку однородных членов с повторяющимся разделительным союзом то… то… то. Синтаксическую форму данного периода можно определить как сложную синтаксическую конструкцию, поскольку, кроме подчинительной связи определительных придаточных с союзным словом где, есть сочинительная – между предикативными частями понижения. Структурное членение и членение на повышение и понижение не совпадают: блок однородных членов и обобщающее слово оказываются соответственно в повышении и понижении. В конструкции семь предикативных единиц – пять в повышении и две в понижении и частично в повышении. Кроме «избыточного» (авторского) употребления тире, в отношении пунктуации с нормативной современной точки зрения есть неточность: однородные придаточные («Где Апис…», «И люди…») и предикативные части понижения, соединённые союзом и, не должны разделяться запятой.

4. Отречение (из книги «Только любовь», 1903)

…И губы женщин ласковы и алы,
И ярки мысли избранных мужчин.
Но так как все в свой смертный час усталы,

И так как жизнь не понял ни один,
И так как смысла я её не знаю, –
Всю смену дней, всю красочность картин,
Всю роскошь солнц и лун – я проклинаю!

По форме данный период (от «Но так как…» до конца) – многочленное СПП с тремя однородными причинными придаточными в повышении и одной главной в понижении. Структурное членение совпадает с ритмико-интонационным.

5. Музыка (из книги «Белый зодчий», 1914)

Когда и правая и левая рука
Чрез волшебство поют на клавишах  двуцветных,
И звёздною росой обрызгана тоска,
И колокольчики журчат в мечтах   рассветных, –

Тогда священна ты, – ты не одна из нас,
А ты как солнца луч в движении тумана,
И голос сердца ты, и листьев ты рассказ,
И в роще дремлющей идущая Диана.

Период включает два четверостишия, распадаясь на два равнообъёмных компонента, то есть имеет симметричное строение. В повышении три придаточных времени; союзное слово когда во втором и третьем члене периода опускается. В понижении – пять предикативных частей, связанных бессоюзно («Тогда священна ты, – ты не одна из нас») и сочинительными союзами а, и. Период временной, а с точки зрения синтаксической формы это сложная синтаксическая конструкция, состоящая из восьми предикативных частей, связанных подчинительной, сочинительной и бессоюзной связью при доминировании подчинительной (соотносятся указательное слово тогда и союзное когда).

6. Только (из книги «Марево», 1922)

Ни радости цветистого Каира,
Где по ночам напевен муэззин,
Ни Ява, где живёт среди руин,
В Боро-Будур, Светильник Белый мира,

Ни Бенарес, где грозового пира
Желает Индра, мча огнистый клин
Средь тучевых лазоревых долин, –
Ни все места, где пела счастью лира, –

Ни Рим, где слава дней ещё жива,
Ни имена, чей самый звук – услада,
Тень Мекки, и Дамаска, и Багдада, –

Мне не поют заветные слова, –
И мне в Париже ничего не надо,
Одно лишь слово нужно мне: Москва.

По форме это сонет, по синтаксическому строю – одно предложение, представляющее собой асимметричный период (повышение до слов «Мне не поют»). Судить о границах повышения и понижения приходится с опорой не на пунктуацию (знак тире неоднократно употреблён с другими целями), а на ритмико-интонационный рисунок конструкции. В периоде девять предикативных единиц: шесть в повышении и три в понижении. По синтаксической форме это сложная синтаксическая конструкция с подчинительной, сочинительной и бессоюзной связью (последние две – в понижении). Шесть членов повышения представляют собой однотипные построения, включающие однородные подлежащие с повторяющимся союзом ни… ни (сказуемое к ним «не поют» находится в понижении) и придаточные определительные с одним и тем же союзным словом где. Таким образом, структурного соответствия между повышением и понижением нет (однородные члены из главной части находятся в повышении).

7. Воскресенье (из книги «Моё – Ей. Россия», 1923)

…«В час, когда я строил небо,
Без стропил и без подпорок,
Лишь из сущности рубина
Изводя широкий свет, –

В час, когда моею волей,
Восприемница зачатий,
Прародительница жизней,
Встала круглая Земля, –

В час, когда зерно возникло,
Как продольный крепкий жемчуг,
Чтоб, рассыпанное в прахе,
Многократно стать живым, –

В час, когда в деревьях, в травах,
Силой духа волевого,
Сокровенно заиграли
Чары тайного огня, –

В час, когда из поцелуя
Там, во чреве материнском,
Стали в первый раз слагаться
Руки, ноги и глаза, –

В этих всех победах жизни
Над пустотами безличья,
В этих всех изводах ликов
Из глубин небытия

Было больше трудной тайны,
Чем в восторге воскресенья, –
В настоящем и в прошедшем
Есть грядущее всегда».

Данный период является частью большого стихотворения. В нём семь четверостиший, из которых пять – в повышении и две в понижении. По семантике это определительно-временной период. В повышении – пять членов, имеющих однотипное начало («В час, когда…»); они отделяются друг от друга запятой и тире (последний знак – авторский), тот же знак – перед понижением (нормативный). В построении – восемь предикативных единиц, связанных подчинительной (союзное слово когда) и бессоюзной связью (она присутствует при присоединении последней предикативной части). Следовательно, по синтаксической форме это сложная синтаксическая конструкция, дающая развёрнутую и стилистически приподнятую характеристику возникновения жизни.

8. Она (из книги «Моё – Ей. Россия», 1923)

В мгновенной прорези зарниц,
В крыле перелетевшей птицы,
В чуть слышном шелесте страницы,
В немом лице, склонённом ниц,

В глазке лазурном незабудки,
В весёлом всклике ямщика,
Когда качель саней легка
На свеже-белом первопутке,

В мерцанье восковой свечи,
Зажжённой трепетной рукою,
В простых словах «Христос с тобою»,
Струящих кроткие лучи,

В глухой ночи, в зеленоватом
Рассвете, истончившем мрак,
И в петухах, понявших знак,
Чтоб перепеться перекатом,

В лесах, где папоротник, взвив
Свой веер, манит к тайне клада, –
Она одна, другой не надо,
Лишь ей, Жар-Птицей, дух мой жив. <…>

Всего в стихотворении шесть четверостиший, из них первые пять входят в обстоятельственный период асимметричной структуры: в понижении оказываются только две последние строки пятого четверостишия. Члены повышения – распространённые пространственные обстоятельства, ведущее слово в которых выражено субстантивом в предложном падеже с предлогом в. Всего таких обстоятельств – двенадцать, причём три из них осложняются придаточными с союзами когда, чтоб, с союзным словом где. Повышение содержит бессоюзное перечисление трёх предикативных частей. Таким образом, с синтаксических позиций данный период нужно отнести к сложным синтаксическим конструкциям с бессоюзной и подчинительной связью. Знак тире перед понижением соответствует современной пунктуационной норме. Стилистическое звучание периода – взволнованное, эмоционально окрашенное, передающее неизбывную любовь поэта к России.

9. Заветная рифма

Не Пушкин, за ямбами певший хореи,
Легчайший стиха образец,
Не Фет, иссекавший в напевах камеи,
Усладу пронзённых сердец,
Не Тютчев, понявший созвучия шума,
Что хаос родит по ночам,
Не Лермонтов – весь многозвёздная дума,
Порыв, обращённый к мечам,
Не тот многомудрый, в словах  меткострельный,
Кем был Баратынский для нас, –
Меня научили науке свирельной,
Гранили мой светлый алмаз <…>

Период является началом большого стихотворения, состоит из трёх строф (12 строк из 52-х). К повышению относятся первые десять строк, то есть период асимметричен. Понижение (11-я и 12-я строки) отделяется от повышения знаком тире (запятая завершает придаточную часть). В повышении – пять членов, характеризующихся параллелизмом структуры, хотя и не выдержанным до конца: первые два члена периода строятся однотипно (подлежащие, выраженные именами собственными с относящимися к ним причастными оборотами, к которым в свою очередь относятся приложения); третий член, имея аналогичное начало (отрицаемое имя с причастным оборотом), осложняется определительной придаточной частью; четвёртый член периода – однородными приложениями и причастным оборотом ко второму из них; в последнем члене периода, осложнённом местоименно-соотносительной придаточной частью, форма начального слова с отрицанием не («Не тот…») совпадает с формами предыдущих конкретных именований (здесь конкретное имя вынесено в придаточную часть). Синтаксическое членение не соответствует ритмико-интонационному: в главную часть СПП с двумя неоднородными придаточными входит всё, кроме придаточных. Подлежащими в главной части будут не Пушкин, не Фет, не Тютчев, не Лермонтов, не тот, а сказуемыми – научили, гранили.

10. Лесной царевне – Литве <2> (из книги «Северное сияние», 1931)

Стихотворение, написанное в 1928 году, состоит из четырёх однотипно построенных периодов.

Первый период:

За то, что я в Христовой вере
Своё язычество храню,
За то, что мы чрез те же двери
Ходили к вещему огню,

За то, что мы к одной стихии
С тобой привержены, к лесной, –
Тебе поёт певец России,
Ты не во мне, но ты со мной.

Второй период:

За то, что ты пропела юно
Под звонкий, гулкий голос струн
Всё то, в чём власть была Перкуна,
Что для меня пропел Перун,

За то, что дух твой твёрд, как камень,
Знакомый с искрой голубой, –
Тебе, Литва, мой вспевный пламень,
И розны мы, но я с тобой.

Третий период:

За то, что, дав скрепиться югу,
Татар отбросил прочь литвин,
За то, что русскую супругу
Любил и холил Гедимин,

За то, что мощь свою и слово
Он в ту же сторону стремил,
Где путь Димитрия Донского, –
Да вспрянешь в новом цвете сил.

Четвёртый период:

За то, что там, где ты – исканье,
Бродили пращуры мои,
Как возвестили мне преданья
Моих отцов, моей семьи,

За то, что ты гнездо, как ворон,
Вила среди лесных пустынь, –
Мой дух с тобой, – от давних пор он
До грани дней с тобой! Аминь!

Каждый период, как видим, состоит из двух строф. Что же они собой представляют? Первый из них – ССП с бессоюзной и подчинительной связью. Семантика – изъяснительно-объектная и перечислительная. В повышении – три члена, в каждом из которых есть указательное слово за то, структурно входящее в главную часть «За то…, за то…, за то <…> Тебя поёт певец России», помещаемую, в основном, в понижение. За главной частью следуют две бессоюзно подключаемые предикативные части, являющиеся эллиптическими предложениями (в них опускается сказуемое).

Второй период тоже ССК, так как представлена не только подчинительная связь (неоднородные придаточные изъяснительно-объектные, однородные местоименно-соотносительные, а также включение в первой из строф), но и сочинительная – между тремя предикативными частями в понижении (союзы и, но). Период асимметричный, перед понижением ставится нормативный знак тире.

В третьем периоде, также асимметричном и изъяснительно-объектном по ведущей семантике, связь только подчинительная. Это многочленное СПП, состоящее из главной части («За то…, за то…, за то…<…>, / Да вспрянешь в новом цвете сил») и четырёх придаточных – неоднородных изъяснительных и одного определительного, находящегося в последовательной связи с последним из изъяснительно-объектных. Главная часть содержит в качестве сказуемого аналитическую форму глагола повелительного наклонения с частицей да, что придаёт периоду торжественное звучание.

Четвёртый период – ССК с подчинительной и бессоюзной связью пяти предикативных частей; основная семантика его – изъяснительно-объектная. В повышении – два члена периода, начинающиеся однотипными конструкциями за то, что. В первом члене периода есть последовательно связанная местоименно-соотносительная придаточная часть («Там, где…»), а также вводное предложение с однородными несогласованными определениями (преданья отцов, семьи); второй член периода содержит сочетание за то (из главной части «За то…, за то… <…> Мой дух с тобой») и осложнённую сравнительным оборотом как ворон придаточную часть. Понижение, следующее за первым знаком запятой и тире, состоит из продолжения главной части и бессоюзно присоединяемой последней предикативной части – эллиптической конструкции «…от давних пор он / До грани дней с тобой!». Добавление «Аминь!» сделано явно для поддержания ритма и рифмы (пустынь – аминь).

11. Снежинки (Из книги «Будем как Солнце»)

Если, рея, пропадая,
Цепенея, и блистая,
Вьются хлопья снежные, –
Если сонно, отдалённо,
То с упрёком, то влюблённо,
Звуки плачут нежные, –

Если рдеют, и блистают,
И редеют, упадают
Листья полумёртвые, –
В сердце – нежно, безнадежно,
И горят в нём так безбрежно
Дали распростёртые.

Данный асимметричный условный период включает двенадцать стихотворных строк, написан хореем с пиррихиями и распадается на повышение (три первых строфы) и понижение (последняя строфа). Членов периода – три; это симметрично построенные условные придаточные, осложнённые блоками однородных членов. Они относятся к двум сочинённым предикативным частям (союз и), находящимся в понижении (запятая перед союзом, по-видимому, излишня). Следовательно, с точки зрения синтаксической формы это сложная синтаксическая конструкция с подчинительной и сочинительной связью, включающая пять предикативных частей (три – в повышении, две – в понижении). Особенностью структуры является выдержанная в повышении и понижении инверсия определений (снежные, нежные, полумёртвые, распростёртые), способствующая их логическому и интонационному выделению. Отделение знаком тире первого и второго члена периода можно считать авторским, здесь возможны были бы точка с запятой.

12. (Из цикла «Зачарованный грот»).

За то, что нет благословения
Для нашей сказки – от людей; –
За то, что ищем мы забвения
Не в блеске принятых страстей; –

За то, что в сладостной бесцельности
Мы тайной связаны с тобой; –
За то, что тонем в беспредельности,
Непобеждённые Судьбой, –

За то, что наше упоение
Непостижимо нам самим; –
За то, что силою стремления
Себя мы пыткам предадим; –

За новый облик сладострастия, –
Душой безумной и слепой, –
Я проклял всё, – во имя счастия,
Во имя гибели с тобой.

Стихотворение из четырёх строф, образующее одно предложение, с точки зрения ритмико-интонационной является периодом. В понижении только две последние строки, остальные – в повышении (14 строк). Семантика периода – изъяснительно-объектная (проклял за что?). С позиций синтаксической структуры это многочленное СПП с шестью неоднородными, но однотипными изъяснительными придаточными, присоединяемыми союзами что. Главная часть: за то…, за то…, за то…, за то…, за то…, за то…, За новый облик сладострастия, / Душой безумной и слепой, – / Я проклял всё, – во имя счастия, / Во имя гибели с тобой. Членов периода не шесть, а семь: последний («за новый облик…») представляет собой распространённое дополнение (придаточной части здесь нет). Деление на повышение и понижение лишь частично соответствует синтаксическому. Пунктуация в значительной мере авторская (сочетания точек с запятой и тире, запятых и тире); современной норме отвечает тире перед понижением «Я проклял всё…».

13. Опричники (из книги «Горящие здания», 1899)

Когда опричники, весёлые, как тигры,
По слову Грозного, среди толпы рабов,
Кровавые затеивали игры,
Чтоб увеличить полчище гробов, –

Когда невинных жгли и рвали по суставам,
Перетирали их цепями пополам
И, в добавленье к царственным забавам,
На жён и дев ниспосылали срам, –

Когда, облив шута горячею водою,
Его добил ножом освирепевший царь, –
На небесах, своею чередою,
Созвездья улыбалися, как встарь <…>

Построение, содержательно опирающееся на материал, почерпнутый из «Истории государства Российского» Н.М. Карамзина, представляет собой временной период, маркированный союзом когда. Из двенадцати строк, входящих в три строфы, десять относятся к повышению, две последние – к понижению. Знаки запятая и тире перед последним соответствуют современной норме, другие тире – авторские. В повышении три члена периода с одинаковым объёмом первых двух; в последнем – только две первые строки. Первый член периода осложняется целевой придаточной с союзом чтоб. Таким образом, по синтаксическому строению данный асимметричный период является многочленным СПП с однородным соподчинением трёх временных придаточных и последовательным в цепи «Когда опричники <…>, чтоб…». Периодическая форма речи потребовалась автору, чтобы создать целостную картину неприглядных явлений в царствование Ивана Грозного и равнодушия природы, космоса к творимому людьми злу.

14. Индийский мотив (из книги «Горящие здания»)

Как красный цвет небес, которые не  красны,
Как разногласье волн, что меж собой    согласны,
Как сны, возникшие в прозрачном  свете дня,
Как тени дымные вкруг яркого огня,
Как отсвет раковин, в которых  жемчуг дышит,
Как звук, что в слух идёт, но сам себя    не слышит,
Как на поверхности потока белизна,
Как лотос в воздухе, растущий  ото дна, –
Так жизнь с восторгами и блеском  заблужденья
Есть сновидение иного сновиденья.

Периодом является всё стихотворение, состоящее из десяти строк: первые восемь входят в повышение, последние две – в понижение. Единоначатие, выраженное частью как сравнительно-сопоставительного двойного союза как… так, характеризует все члены повышения (их восемь), но структура их не является однотипной: в одних представлены придаточные определительные с союзными словами который и что, другие осложняются причастными оборотами, а два члена повышения никаких осложнений не имеют. По синтаксической форме данный период – многочленное СПП, состоящее из главной части (её компоненты с как в повышении) и четырёх неоднородных придаточных (придаточные относятся к разным определяемым словам).

Построение с синтаксической точки зрения не очень правильное, поскольку сопоставительная семантика предполагает использование предикативных частей (а не членов предложения) в построениях с как.

15. «Баллада Рэдингской тюрьмы» О. Уайльда; перевод с английского (фрагмент)

Три долгих года там не сеют
И не растят цветов,
Три долгих года там – бесплодность
Отверженных песков, –
И это место смотрит в небо,
Глядит без горьких слов.

Данное синтаксическое построение имеет явные признаки периода: в повышении есть синтаксический параллелизм бессоюзно связанных предикативных частей (членов повышения), характерная для периода интонация перед союзом и после знака тире и понижение, связанное с предыдущими частями сочинительной связью. Следовательно, по форме это сложная синтаксическая конструкция с бессоюзной и сочинительной связью. Период асимметричен.

Выводы

1. По синтаксической форме периоды Бальмонта чаще всего сложные синтаксические конструкции, то есть единицы с подчинительной, сочинительной и бессоюзной связью. Редки ССП, СПП.

2. По семантике это обычно условные, временные, пространственные, объектные построения. Не отмечены периоды с причинным, уступительным, целевым, сравнительным значением.

3. С точки зрения объёма периоды Бальмонта различны: есть с двумя членами в повышении, есть и более. Симметрия повышения и понижения обычно отсутствует.

Примечания

1. Бальмонт К.Д. Стозвучные песни. Ярославль, 1990.

2. Пятницкий В.Д. Сложные формы организации монологической речи (теория, тексты, литература). Шуя, 2010.

 

От редакции

В.Д. Пятницкий ушёл из жизни 9 ноября 2010 года. Статья публикуется в том варианте, который он успел подготовить для альманаха «Солнечная пряжа». Владимир Дмитриевич очень дорожил возможностью принимать участие в подготовке каждого выпуска альманаха. Мы глубоко скорбим по поводу утраты своего коллеги, авторитетного специалиста в области русского языка, настоящего рыцаря филологической науки.

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер