константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

ПИСЬМА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА БАЛЬМОНТА

ПИСЬМА АЛЕКСАНДРА АЛЕКСАНДРОВИЧА БАЛЬМОНТА

1. Старшему брату – Дмитрию Александровичу Бальмонту:

Шуя. 22 мая н/с. 1921 года. Воскресенье.

[рисунок, подпись:] Что я видел из окошка, когда писал тебе.

Христос Воскресе! Дорогой Митя.

Поздравляю тебя с праздником святой Пасхи и с днём твоего рождения и желаю всего наилучшего (а главное, счастия). Тебе, может быть, покажется смешно, что я через две недели после Пасхи поздравляю с праздником св. Пасхи, но я придерживаюсь такого изречения: что лучше, говорит, поздно, чем никогда. Не писал тебе вовремя, во-первых, потому, что ждал до последнего момента твоего приезда, а потом как-то и желания-то никакого не было писать, а главное, знаешь, лень, «великая русская лень».

Ведь ты знаешь, что мы вечно недоедаем, а по временам даже и голодаем, так что иногда голова прямо кругом идёт, ну тут уж, конечно, не до писем, и такое состояние бывает (по крайней мере, у меня) очень часто. Понимаешь, гляжу я на маму и иногда прямо до того жалко её становится, что прямо не знаю (да помочь-то я только ничем не могу), старается это она, бедняжка, чтобы как-нибудь прокормить нас, выбивается из сил и ничего почти что не может сделать. Ты спросишь: а что же папа? Папа! Да папа (прости меня) почти что ничего не делает; о службе, конечно, и слышать не хочет. Уехал он сегодня утром в Иваново, относительно нашего дела, не знаю уж, устроит ли чего? Ну, на этот раз, Бог даст, что-нибудь да и выхлопочет, вот бы ловко-то было, похозяйничали бы опять! тряхнули бы стариной. Теперь я перешёл уже в последний класс, в выпускной (по-старому – в седьмой класс гимназии), Бог даст, кончу без переэкзаменовок.

Не знаю, Митя, знаешь ли ты? – теперь я учусь в «Шуйских районных художественных мастерских», ношу значок какой полагается. Может быть, нам будут паёк выдавать, хотя пока ещё неизвестно, а хорошо бы было! по крайней мере, я бы дома не даром хлеб ел, который маме так трудно теперь достаётся.

Эх, Митяюшка! давно, брат, я лелею одну мечту, да не знаю, сбудется ли она когда-нибудь: поехать в Москву, учиться в высшем, по моей специальности, учебном заведении, вон хотя бы как Верочка Баскакова. Да и дома лишний бы рот с хлеба долой! да только, пожалуй, вместо Москвы-то угодишь в солдаты, ну да что говорить! Ещё пока ничего неизвестно, может, мы до тех пор ещё и умрём, всё это дело будущего!

Ну, так, перейдём к настоящему, а настоящее ещё серее, ещё непригляднее, чем будущее; в будущем у тебя есть хоть какая-то надежда на что-то, какая-то светлая мечта, которая уносит тебя туда! – далеко, далеко, в святилище искусства, наук и просвещения, в центр всей образованной России, в Москву; и так, понимаешь, другой раз размечтаешься, что кажется даже, что уж я будто где-нибудь там, хотя бы в школе Живописи, ваяния и зодчества рисую какую-нибудь античную статую и слушаю объяснения каких-нибудь знаменитых русских художников. Но пока ещё это всё только несбыточные мечты.

А за тем, пока до свидания. Приезжай скорее, да только не один! А с кем? – ты лучше меня знаешь.

P. S. Летом здесь в Шуе будет выставка наших работ в мастерских, так сказать, отчётная выставка за год – ведь наши мастерские функционируют с осени. Есть, понимаешь, интересные работки! Приезжай! Посмотришь хоть, как твой Алексашка малевать стал. Жду вместо ответа самого тебя.

Твой А. Бальмонт.

 

2. Единственному сыну – Михаилу Александровичу Бальмонту:

Г. Суздаль, Ивановской области, пер. Лассаля, дом № 3.

Бальмонт Михаилу Александровичу.

От: Бальмонт А. А., 1994 Полевая Почта, часть 212.

16-го декабря 1942-го года.

Дорогой Мишутка! Третьего дня получил Твоё письмо, пользуюсь свободной минутой, чтобы ответить. Очень радостно и приятно для меня, что все Вы живы и «в основном» здоровы и всё у Вас, пока, более или менее, по-хорошему! Очень радует, что учёба у Вас с Иринкой идёт не плохо! Надеюсь, что дальше у Тебя ни одного «поса» [1] не будет!

Хоть с фашистской сволочью мы будем биться до полного разгрома их, а немецкий-то язык нужно знать хорошо, это очень пригодится Тебе в дальнейшем.

Маме «объявляю выговор, с занесением в личное дело» за то, что она не бережётся и не слушается ни Вас, ни меня!

Спасибо, что так хорошо описываешь про малышей! И дальше жду от тебя таких же подробных писем!

Молодец, что помогаешь дома в части заготовки дров, – так и дальше действуй! Знаю, что это тяжело Вам с Иринкой, но, пока, другого выхода нет.

От всей души рад, что теперь все Вы, более или менее, хорошо, крепко и тепло одеты и обуты – только берегите всё это – знаете, как Маме тяжело и трудно приходилось и как тяжело ей и сейчас! – Никогда не забывай этого и будь самым надёжным помощником матери, люби и уважай её – все думы и все заботы у неё только о том, чтобы Вам было хорошо!

Манюшке, к Новому Году, постараюсь прислать ещё открытку. Надеюсь, что Вы Новый год встретите хорошо и малышам устроите ёлку! Заранее поздравляю Тебя с Новым годом! Будь смелее, действуй самостоятельно и решительно, во всём, до мелочей! Не забывай, что я могу совсем не вернуться, а поэтому – помогай Маме, в этом Новом году, ещё лучше и больше, чем в прошлом!

Увидишь Е. И. Копятину – поблагодари её за привет, скажи, что я, от всей души, поздравляю её с Новым годом и желаю ей самых больших и лучших успехов в работе и жизни!

Дядя Митяй мне тоже очень давно что-то не пишет – видимо, крепко занят. Но Ты пиши ему аккуратно! Он всегда очень рад Твоим письмам.

О себе всё то же: жив, здоров, чувствую себя хорошо. В связи с тем, что наша часть теперь учебная, работы очень много – занят с 6 час. утра и до 10 часов вечера.

Миша! Карандашей и ручку с перьями пришли обязательно! Ты знаешь, какими перьями я люблю писать. Лучшим подарком мне к Новому году будет – семейная фотокарточка – очень прошу – снимитесь и пришлите! Получу уж после Нового года – что-то больно долго идут письма. Ни из Иванова, ни Вашу третью посылку не получил ещё. Хорошо, если бы Вы сумели достать и прислать мне безопасную бритву и побольше ножичков! – о чём я Вас уже просил.

Ну, пока, кончаю. Крепко целую Тебя и всех остальных! Пиши чаще и подробнее!

Твой «папчастый» А. Бальмонт.

 

3. Жене – Анфисе Павловне Бальмонт:

2-го Февраля, 1943-го года.

Родная Фисенушка!

Вчера совсем было собрался писать Вам “сердитое” письмо, но – получил письмо от Иринки, и для меня всё стало понятно. Не зря я последнее время очень сильно тосковал о Вас и, особенно, о Тебе, Фиса!

Так Ты и не выполняешь мою просьбу – не бережёшь себя! Смотри, если вернусь домой – буду скандалить с Тобой из-за этого!

Уж если Иринка даже в школу не ходила, значит, Ты очень серьёзно болела, – сейчас же пиши мне, как чувствуешь себя теперь?

Окончательно не успокоюсь до тех пор, пока не получу от Тебя письмо!

Иринка пишет очень мало, но можно понять, что всё остальное у Вас, пока, по-хорошему. Чтобы об этом не строить догадок, пишите подробнее! Для меня ведь всё интересно, а [чтобы] написать раз в пять дней, по-моему, Фиса, можно выбрать время.

Отсюда мне очень трудно давать Вам совет, но, по-моему, с картофелем так и сделайте, как я пишу Иринке.

Что ничего не напишете – пришлёте мне фотокарточку или нет? Уж я вырезал Твою фотокарточку, которая оказалась на старой фотографии в посылке!

Следите ли Вы за новостями из газет [2]? Мы здесь каждый день с нетерпением ждём сводок “в последний час” и свежих газет!

Если такими же гигантскими шагами пойдут наши войска и дальше, так, без сомнения, в этом же году от фашистской сволочи и духу не останется!

Очень беспокоюсь о Мите – сегодня посылаю запрос.

О себе писать нечего – жив, здоров, чувствую себя хорошо, так что обо мне не беспокойтесь.

Пишите подробнее о себе!

Не забудьте написать о малышах – ведь я могу судить об их развитии только по Вашим письмам.

Публикацию писем подготовил
А. Ю. РОМАНОВ

Примечания

1. Очевидно, «пос» – от слова «посредственно», что означало школьную оценку: три балла.

2. Судя по дате, письмо написано в знаменательный день окончания Сталинградской битвы, с неослабевающим напряжением продолжавшейся с 17 июля 1942 г. более 6 месяцев.

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер