константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

Геннадий КРАСНИКОВ «ЕСТЬ ДУША ЗОЛОТАЯ В ГРУДИ…»

Геннадий КРАСНИКОВ
«ЕСТЬ ДУША ЗОЛОТАЯ В ГРУДИ…»

Михаилу Михайловичу Харлампьеву

Время катит тяжёлые воды –
пронесутся они, отшумят!..
Вот и стали далёкими годы –
те, что прямо у сердца стоят.
Что за годы!
Военные марши,
эшелоны, пожарищ огни
да фанерные звёзды!..
Чем дальше –
тем больней и дороже они.
Ведь давно вороньё откружилось,
боль утихнуть могла и пройти,
а война –
нет, она не забылась,
не сумела быльём порасти.
Вьётся вечное пламя, как знамя,
над погибшим в атаке бойцом,
и, склонившись, стоит над сынами
мать-Россия с печальным лицом.
И в салютах победного мая
наших слёз мы не прячем опять,
будем жить с этой памятью, зная –
что беречь и за что умирать.

Н. Старшинову

И мне не додуматься даже,
Какой там ударит салют.
Сергей Орлов

Без вас будет пусто на свете,
когда достопамятным днём
мы – послевоенные дети –
к Большому театру придём.

Уже ветераны в ту пору –
среди не видавших войны...
На нас будут юные взоры
с волнением устремлены.

Ведь мы родились под раскаты
победных салютов и труб,
и горькие наши рассказы
из первых получены рук.

В немыслимых розах и маршах
впервые за столько-то лет
в тот день на живых и на павших
уже разделения нет.

Весенний, счастливый, прекрасный, –
тот праздник нас будет кружить!..
И всё-таки, всё-таки страшно
до этого мая дожить.

* * *

Ещё и прошлых бед мы не оплакали,
а ты опять в плену, моя страна,
меняешь царство косаря и пахаря
на царство кесаря и пахана.

Ещё не смолкло пение воскресное,
а у дверей – зловещие гонцы,
они пришли –
твои венцы небесные
под шум и гам сменить на бубенцы.

Ещё твои защитники и воины
в Господних списках числятся в живых,
уже клюют им очи чёрны вороны,
уже клеветники бесчестят их…

Поругана, осмеяна, освистана…
Но злобный мир, летящий с визгом в ад,
испуганным вопросом: «Что есть Истина?» –
зачем тебя пытает, как Пилат?

Походная

Для армии –
солдаты-солдатушки,
для матери –
солдатики и горюшко,
для запевалы –
бравы-ребятушки,
а для любимых –
Сашки да Егорушки!..

Для Родины вы –
ожиданье славушки,
для пули-дуры –
ожиданье кровушки,
для коршуна –
в чужом пиру забавушки,
для ветра в поле –
бедные головушки...

Для маршала –
фанфары и виктория,
для вечности –
весёлые мальчишки,
для писаря –
бумажная история,
а друг для друга –
земляки-братишки!

Для недруга –
урок и память горькая,
для Ярославны –
боль от века до веку,
а для святого воина
Георгия –
соратники
по доблести и подвигу!..

* * *

Отпевали тебя, голосили,
хоронили и ночью и днём!..
Я с тобой не прощаюсь, Россия,
ты жива! Мы ещё поживём.

Сколько их!.. Отвернись и не слушай!
Пусть толкут в своей ступе враньё,
вьются плакальщики и кликуши,
словно коршуны и вороньё.

Пусть морочат, пророчат, клевещут,
пусть пугают погибелью нас,
эти бесы невольно трепещут
даже в самый твой сумрачный час.

Есть плечо у тебя – развернуться!
Есть душа золотая в груди.
Есть простор у тебя – оглянуться,
что там в прошлом и что впереди!..

То звенишь серебром родниковым,
то поёшь во зелёных лугах,
то крестьянка в платке васильковом,
то боярыня в белых снегах…

И такую ли песню хоронят?
Над такою судьбою галдят?
Всё равно они нас проворонят,
только возле виска пролетят!

* * *

Как прошлое необратимо –
грядущее неотвратимо,
и, словно грозный знак,
(как будто он не за горою)
до нас доносится порою
неведомый сквозняк.

В нём привкус крови, запах дыма,
в нём прах очередного Рима,
в нём страх, в нём крах, в нём ад,
в нём, как в пустыне, одиноко
струит на мир звезда Востока
свой жёлтый миллиард.

Там новых варваров паскудство
всё принимает за искусство,
урча и гогоча,
там дух больной изнемогает
и в катакомбах догорает
последняя свеча...

Ну что же, будущее, властвуй,
чужое прошлое грабастай,
проклятая орда!..
Тебе ещё твой рок неведом:
подавишься ты русским небом
и сгинешь без следа!..

* * *

Птицам вослед, что летят косяками,
детям вослед, что глядят босяками,
спеть ли нам новую песню потерь?
Были когда-то и мы рысаками,
были когда-то и мы русаками,
кем же мы стали теперь?

Спеть ли, как деды ходили походом,
всяк атаманом был и верховодом,
где же сегодня тот век золотой?
Были раздольным, весёлым народом,
как же случилось, что стали мы сбродом,
жалкою, нищей толпой?

Жили собором, великим простором,
ныне раздором живём и позором,
матушка плачет, да некому внять...
Хватит уже умирать под забором
и перед каждым лукавцем и вором
голову хватит склонять!

Родина!.. Пусть мы живём бестолково,
глянешь на клин журавлиный, и снова
ты нам последней надеждой дана,
только твоё материнское слово
вымолить может со дна ли морского,
с самого тёмного дна...

* * *

В тех садах, в тех домах и глухих коридорах,
в тех уральских бараках (поклонимся им!),
где в раздорах и драках взрывались, как   порох,
где смеялись и пели, где был ты своим...

Где смеялись, а песни слезами кончались,
в том немыслимом, послевоенном, году,
где за бедным столом всем двором умещались,
где и смерть на миру, и душа на виду.

В той забытой стране, в том году небогатом
всюду был ты своим, отрок света и тьмы,
в той забытой стране под безбожным  плакатом
Бог тебя уберёг от сумы и тюрьмы...

А теперь золотят купола и столицы,
но людей разделили лукавой межой,
в незнакомой стране незнакомые лица,
где железные двери, где всем ты чужой.

Ангел-хранитель

Что так смотришь, Ангел мой Хранитель,
словно бы Ты Ангел – Обвинитель,
словно бы Ты Ангел – Прокурор,
словно бы разбойник я и вор!..

Отчего в Твоём небесном взоре,
в неземных очах – земное горе,
и такая строгость в складках губ,
словно я – злодей и душегуб!

Что же Ты, кого послал мне Отче,
смотришь так – всё пристальней и жёстче,
душу мне прожёг Твой скорбный взгляд,
словно в ней клубится мрачный ад...

Ну, какой ты Ангел-Обвинитель,
Ты всего лишь тихих слёз Пролитель
над моей седою головой,
над моею бедною судьбой!

Ты всего лишь Ангел-Утешитель,
перед Богом за меня Проситель,
раны одного из грешных чад
в сердце у Тебя кровоточат...

Страшно мне: а вдруг Ты надорвёшься,
от меня, мой Ангел, отвернёшься,
и с Тобою, душу леденя,
Отвернётся Небо от меня!..

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер