константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

«НАГОТА СЕРДЕЧНОЙ БОЛИ...»

«НАГОТА СЕРДЕЧНОЙ БОЛИ...»

В одном эссе Геннадий Красников пишет: «Есть время, когда открывается нагота истории, – нагота сердечной боли, нагота отчаяния и экзистенциального сиротства, и только известный Хам и дети Хама не постыдятся осклабиться над лихолетьем и злосчастьем страны».

Настоящий поэт – всегда патриот. Каким бы он ни был – влюблённым, разочарованным, дерзким или чувствительным, он не может не думать о судьбе своей родины, не может не переживать за неё. Геннадий Красников не просто сострадает России, он болеет ею, живёт её болью. Беда страны – это и его беда, его личная рана и рана всего народа, не случайно героями и адресатами его стихов становятся знаковые личности, и недаром так часто в его стихах встречается именно авторское «мы», а не лирическое «я»:

…спеть ли нам новую песню потерь?..

…наших слёз мы не прячем опять,
будем жить с этой памятью, зная –
что беречь и за что умирать…

Ещё и прошлых бед мы не оплакали,
а ты опять в плену, моя страна…

И эти строки можно множить. Но безусловно, за этим «мы» голос конкретного «я» – сильного, решительного, уверенного, иногда измученного, но никогда – надорвавшегося. И если возникает в душе лирического героя желание «отыскать бы да зарыться в тишину», то это не проявление его слабости, а скорее надежда на прорыв к лучшему и в то же время невозможность забвения прошлого.

Автору этих поэтических строк выпало жить в непростое для России время. Впрочем, у России, пожалуй, и не было простых времён: каждая эпоха несла с собой и обновление, и страдание. В этом смысле понятия «золотой век» или «век серебряный» весьма условны: для кого-то они в предыдущих столетиях, для кого-то – в прошедших годах, а для кого-то – в сердце. И на вопрос «где же сегодня тот век золотой?» можно ответить строками из другого стихотворения: «Где и смерть на миру, и душа на виду».

Как ни удивительно, поиски «золотого века» в осмыслении своего настоящего обращают поэта к традициям века Серебряного. Как тонко и точно ложатся блоковские интонации на финал одного из злободневных стихотворений Красникова:

Опять на тыщи вёрст ложится
твоя метельная зима,
как будто первая страница
«Истории» Карамзина...

И это не единственный (и потому не случайный!) пример перекличек двух певцов России. Воссоздание женственного образа Родины, вера в неотвратимо предстоящее обновление и укрепление страны не раз заставляет, читая стихи поэта XXI века, вспомнить надежды поэта рубежа предыдущих столетий. Геннадий Николаевич, словно в подтверждение своему предшественнику, обращается к своим современникам:

И запомни: Россия с креста
в белом платье сойдёт, возродится.

Юлия Высоцкая

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер