константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

С.Ю. Хромова (г. Шуя) Литературно-музыкальный вечер «ПЕВЦЫ ЛЮБВИ И КРАСОТЫ: ТУРГЕНЕВ И БАЛЬМОНТ» (сценарий)

С.Ю. Хромова (г. Шуя)
Литературно-музыкальный вечер
«ПЕВЦЫ ЛЮБВИ И КРАСОТЫ: ТУРГЕНЕВ И БАЛЬМОНТ» (сценарий)

Август 1883 года, Франция, Буживаль

«На постели под белым байковым одеялом лежал, как опрокинутый колоссальный дуб, автор “Записок охотника” и тяжело дышал, – вспоминала Александра Григорьевна Олсуфьева. – Он был бледен как смерть, точно вылитый из воска, и в полном бессилии. Я села к нему, и у меня невольно слёзы брызнули из глаз. Он рассказал мне шёпотом, что он всю ночь был страшно болен, что страдания его невыносимы и что он чувствует, что умирает. Просил меня посидеть... – Так хорошо слышать ваш русский голос».

О чём думал Иван Сергеевич Тургенев, прожив красивую жизнь и уходя с этой земли? О чём вспоминал, лёжа у окна виллы в Буживале близ Парижа, глядя на проплывающие по Сене баржи и лодки, на зелёные луга, каштаны, тополя, ясени, плакучие ивы, на сверкающие облака? Он думал о своей малой родине, о Спасском-Лутовинове, где прошли его детство и юность.

«Сад мой сейчас великолепен, – писал однажды Тургенев Полине Виардо ранним майским утром, – зелень ослепительно ярка – такая молодость, такая свежесть, мощь, что трудно себе представить. Перед моими окнами аллея больших берёз... В саду множество соловьёв, иволг, кукушек и дроздов – прямо благодать!» Ему прислали во Францию в письме цветы и листья спасского сада. Он просил «сиреневый цветок». «Когда будете в Спасском, поклонитесь от меня дому, саду, моему молодому дубу – родине поклонитесь, которую я уже, вероятно, никогда не увижу».

Декабрь 1942 года,
Франция, Нуази-ле-Гран

В маленькой квартире недалеко от Парижа, окружённый книгами, лежал умирающий поэт Константин Бальмонт. Голова с длинными седыми волосами была откинута назад. Он шептал какие-то слова, напевал отрывки из своих стихотворений, замолкал и что-то мучительно вспоминал, лицо его при этом хмурилось. Тогда жена его, Елена Константиновна, верная спутница, друг, брала томик его стихотворений и начинала читать. И лицо поэта оживало – он весь в звуках, в воспоминаниях о звуках. В тот поздний вечер, вернее в ночь под 23 декабря 1942 года, поэт попросил почитать ему из книги Ивана Шмелёва «Богомолье», совершая как бы последнее паломничество в Россию. Что же вспоминал он? Может быть, детство и юность, проведённые на родине в Шуе?

Я слушал дождь. Он перепевом звучным
Стучал во тьме о крышу и балкон,
И был всю ночь он духом неотлучным
С моей душой, не уходившей в сон.

Я вспоминал. Младенческие годы.
Деревня, где родился я и рос.
Мой старый сад. Речонки малой воды.
В огнях цветов береговой откос.

Отрывок из фильма «Вернись на Родину, душа!»

Музыка

Бальмонт писал: «Мои первые шаги, вы были шагами по садовым дорожкам, среди бесчисленных цветущих трав, кустов и деревьев, мои первые шаги были окружены первыми перебегами тёплого ветра по белому царству цветущих яблонь, вишен, первыми волшебными зарницами... Мои первые шаги, вы были шагами среди цветов и песнопений...»

Рядом с усадьбой находился тенистый парк с липовыми аллеями. Этот парк любили все, но особенно – маленький рыжеволо-сый мальчик. Он часто бродил и пытался разгадать его тайны. Константин был тихим ребен-ком, он не любил участвовать в шумных иг-рах мальчишек. Несколько раз ходил он вме-сте с братьями на охоту, но ничего, кроме отвращения к убийству птиц и зверей, не вы-нес из неё.

«Пока это были только дети. В клетчатых шотландских ру-башках с серебряным пояском, в бархатных шароварчиках, слишком широких, в козловых сапожках. В светлых комнатах, где им улыбается только ласка. В светлом саду, где бабочки и цветы. В светлой сказке, кото-рую рассказывает каждый звенящий новый час. В светлом детстве, которое посылается небом как един-ственный праздник, ни с чем не сравнимый по богатству и свежести приходящих звуков и красок. В том царстве, кото-рое в жизни раскрывается только раз».

И наверное, благодаря сладост-ным воспоминаниям детства, так мило, за-душевно и забавно прозвучат написанные в 1905 году уже известным поэтом «Фейные сказки».

Стихи «Посвящение», «Бабочка»

Романсы «Снежинка», «Золотая рыбка» в исполнении Ларисы Новосельцевой

«Однажды в комнате младшей сестры своей матери <…> он увидел том Тургенева, раскрытый на повести “Первая любовь”. < …> Едва тройки и пары, позванивая колокольчиками и бубенцами, скрылись в солнечной дали, [он] похитил том Тургенева, пошёл в липовый сад, улегся <…> на траву около любимого своего пня с чёрными муравьями и, не отрываясь, от первой строки до последней, прочёл “Первую любовь”. Повесть ему очень понравилась, особенно то место, где мальчик во имя любимой прыгает с высоты вниз <…>. Через несколько дней прочитанная ли жемчужная сказка Тургенева оказала на него скрытое волшебное действие, или верхний, самый верхний листок, затрепетавший на самой высокой липе, толкнул в детской душе творческую основу, или иволга волнующе пела, или ветер донёс с близкого луга сладкий запах розовой кашки, но только мальчик написал первые свои стихи. Впоследствии он вспоминал: «Я начал писать сти-хи в возрасте десяти лет. В яркий солнечный день они возникли, сразу два стихотворе-ния, одно о зиме, другое о лете. Это было в родной моей усадьбе Гумнищи, Шуйско-го уезда, Владимирской губернии, в лес-ном уголке, который до последних лет жиз-ни буду вспоминать, как райское, ничем не нарушенное радование жизнью». Эти поэтические начинания, однако, были раскритикованы матерью, и мальчик не пытался повторить свой поэтический эксперимент в течение шести лет.

Обучение детей в гимназии потребовало переезда семьи в город. «Дом, куда они переехали, стоял очень красиво. Перед ним была большая четырёхугольная лужайка, налево церковь, направо склон вниз, дорога к Заречью, двор выходил задней своей стороной на зелёный вал, под валом река, мельница, дальше заливные луга, широкая равнина, далёкие леса. Весна была ранняя, и в начале апреля уже всё зеленело».

Дети увлекались летом купаньем, катанием на лодке, рыбной ловлей, а зимой – катанием с горок.

В 1876 году Бальмонта зачислили в подготовительный класс Шуйской мужской прогимназии. Сначала мальчик делал успехи, но вскоре ученье ему наскучило, и успеваемость снизилась, зато наступило время увлечённого чтения, причём французские и немецкие произведения он читал в подлиннике. А ещё в гимназические годы пришли стихи. Душа вспыхнула жаждой выразить чувство и мысль в коротких строках, расцвеченных рифмой, и не угасла уже никогда.

«<…> Между 14 и 16 годами, когда я искал и нашёл в себе поэта, Тургенев был любимым моим русским писателем. Когда я писал первые свои книги стихов, я иногда, наудачу раскрыв ту или иную книгу Тургенева, тотчас встречался с сочетанием слов, которое немедленно внушало мне звучную песню…»

Стихотворение «Одна есть в мире красота»

Из седьмого класса в 1884 году Бальмонт был исключён за принадлежность к нелегальному кружку. Усилиями матери Бальмонт был переведён в гимназию города Владимира. Курс Бальмонт окончил в 1886 году и поступил на юридический факультет Московского университета. Но уже в 1887 году за участие в беспорядках (связанных с введением нового университетского устава, который студенты считали реакционным) Бальмонт был исключён из него, арестован и посажен на трое суток в  Бутырскую тюрьму, а затем без суда выслан в Шую. Бальмонт, который «в юности больше всего увлекался общественными вопросами», мечтал «…о воплощении человеческого счастья на земле». В 1889 году он вернулся в университет, но из-за сильного нервного истощения учиться не смог – ни там, ни в ярославском Демидовском лицее юридических наук, куда успешно поступил. В сентябре 1890 года он был отчислен из лицея и на этом оставил попытки получить «казённое образование». «…Я не смог себя принудить <заниматься юридическими науками>, зато жил истинно и напряжённо жизнью своего сердца, а также пребывал в великом увлечении немецкой литературой», – писал он в 1911 году. Своими знаниями в области истории, философии, литературы и филологии Бальмонт был обязан себе самому и старшему брату, страстно увлекавшемуся философией. Бальмонт вспоминал, что в возрасте 13 лет узнал английское слово «selfhelp» (самопомощь), с тех пор полюбил исследования и «умственную работу», и работал, не щадя своих сил, до конца своих дней. И Бальмонт, по выражению Марины Цветаевой, стал «великим тружеником». Он прочитал целые библиотеки книг по самым различным наукам, поражая знаниями людей, с ним встречавшихся. Без книг он себя не мыслил. Умственная работа его души, начавшаяся в гимназии, продолжалась всю жизнь. «В последнее десятилетие изношенного века, когда в великой стране притихли голоса, уставшие повторять одно и то же, ослепительно звонко и освобождающе свежо зазвучал молодой голос юного поэта, поющий о смелости, о воле, о счастье, пронизанный солнцем, победный стих».

Стихотворение «Что со мной?»

Романс «Я мечтою ловил уходящие тени»

К 1893 году имя Константина Бальмонта становится широко известным, благодаря многочисленным оригинальным стихотворениям и переводам. 31 октября 1893 г. на заседании Общества любителей российской словесности был проведён вечер памяти И.С. Тургенева. Как в 1859 году сам Тургенев с именем Пушкина стал действительным членом Общества любителей российской словесности, так с именем Тургенева (стихотворение “Памяти И.С. Тургенева”) действительным членом Общества стал К.Д. Бальмонт.

1

Уходят дни. И вот уж десять лет
Прошло с тех пор, как смерть к тебе  склонилась.
Но смерти для твоих созданий нет,
Толпа твоих видений, о поэт,
Бессмертием навеки озарилась. <...>

3

Ты заслужил его. Во тьме невзгоды,
Когда под тяжким гнетом, край родной,
Томясь напрасной жаждою свободы,
Переживал мучительные годы,
Ты был исполнен думою одной:

4

Кумир неволи сбросить с пьедестала,
Живой волной ударить в берега,
Сломить ту силу, что умы сковала, –
И ты поклялся клятвой Ганнибала –
Жить лишь затем, чтоб растоптать врага.

5

И ты спустился в тёмные пучины
Народной жизни, горькой и простой,
Пленяющей печальной красотой,
И подсмотрел цветы средь грязной тины,
Средь грубости – любви порыв святой.

6

И слился ты с той светлою плеядой,
Пред чьим огнём рассеялася тьма,
Пред чьим теплом растаяла зима;
Нахлынули борцы живой громадой –
И пала крепостничества тюрьма.

7

Но в этот миг, зиждительный и чудный,
Ты не хотел душою отдохнуть,
Святым огнём твоя горела грудь,
И вот опять – далёкий, многотрудный,
Перед тобой открылся новый путь.

8

Дворянских гнёзд заветные аллеи.
Забытый сад. Полузаросший пруд.
Как хорошо, как всё знакомо тут!
Сирень, и резеда, и эпомеи,
И георгины гордые цветут.

9

Затмилась ночь. Чуть слышен листьев   ропот.
За рощей чуть горит луны эмаль.
И в сердце молодом встаёт печаль.
И слышен чей-то странный, грустный   шёпот.
Кому-то в этот час чего-то жаль.

10

И там вдали, где роща так туманна,
Где луч едва трепещет над тропой,
Елена, Маша, Лиза, Марианна,
И Ася, и несчастная Сусанна –
Собралися воздушною толпой.

11

Знакомые причудливые тени,
Создания любви и красоты,
И девственной, и женственной мечты, –
Их вызвал к жизни чистый, нежный гений,
Он дал им форму, краски и черты.

12

Не будь его, мы долго бы не знали
Страданий женской любящей души,
Её заветных дум, немой печали;
Лишь с ним для нас впервые прозвучали
Те песни, что таилися в тиши.

13

Он возмутил стоячих вод молчанье,
Запросам тайным громкий дал ответ,
Из тьмы он вывел женщину на свет,
В широкий мир стремлений и сознанья,
На путь живых восторгов, битв и бед.

14

Вот почему, с любовью вспоминая
О том, кто удалился в мир иной,
Пред кем зажёгся светоч неземной,
Здесь собралась толпа ему родная,
С ним слившаяся мыслию одной:

15

Пусть мы с тобой разлучены судьбою
Уж десять невозвратных долгих лет,
Но ты, наш друг, учитель и поэт,
Средь нас живёшь! Сверкает над тобою
Бессмертия нетленный, чистый свет!

1893 г.

Этой датой открывается 40-летний период в творчестве Бальмонта, в течение которого поэт неоднократно обращался к творчеству Тургенева. К. Бальмонт большое внимание уделял выступлениям с публичными лекциями. Он не раз предпринимал турне по городам России, темы его выступлений были многообразны. С 1918 года одной из тем его выступлений стала лекция «Мысли о творчестве. Тургенев. Рыцарь Девушки-Женщины»:

«Слово о Тургеневе должно начинаться нежным женским именем и золотым именем Пушкина. Женщина была основным верховным божеством всего его творчества, Тургенев ещё более заворожён женской чарой, чем Пушкин. Он создал столько пленительных девических и женских ликов, что, когда в жизни мы полюбим кого-нибудь, мы невольно сближаем свою любимую с той или иной тургеневской героиней». Тургенев был убеждён, что любовь – чувство совсем особое, ни на что не похожее и загадочного характера, что “в глазах любимой женщины есть нечто сверхчувственное”. Он не только считал, что видит Божество в глазах любимой, но уверен был, что любовь вообще расплавляет человека, заставляет забывать о себе. «Четыре стихии владеют судьбою Тургенева: Россия, Природа, Женщина, Красота…»

Музыка

Тургенев – первая влюблённость,
В напевном сердце нежный строй,
Где близь уходит в отдалённость,
Заря целуется с зарёй.

Зима наносит снег. Но лишь я
Припомню «Первую любовь»,
Промолвлю «Ася» и «Затишье»,
Себя я вижу юным вновь.

Дремотный старый сад. Сирени.
Узор крестообразный лип.
Зовут заветные ступени.
Садовой дверцы дрогнул скрип.

Они пройдут перед очами,
Сплетенья призраков таких,
Что будешь днями и ночами
Их вспоминать и звать в свой стих.

На утре дней душа открыта,
Прикосновений жаждет новь,
И вот тропинка в ней пробита –
Через любовь к любви – в любовь.

Всё творчество Бальмонта, подобно Тургеневу, тоже пронизано любовью, и он воспевает в своих нежных и страстных стихах Женщину.

Стихотворения «Слова любви» , «Люблю тебя»,
«О, женщина, дитя…»

Романсы «В моём саду», «Черкешенке»

Стозвучные песни Бальмонта раздавались по всему миру. Он много ездил по свету и много видел.

Он прекрасно знал европейские страны и совершил кругосветное путешествие (может быть, и не единожды), побывав во многих редкостных и потаённых уголках Земли.

Каждая новая страна задевала новые струны в душе Поэта, оставляя свой след в его творчестве, именно поэтому Бальмонт очень о многом, открытом им самим впервые, рассказал русскому читателю. Он поведал о многих континентах и странах – Океании, Латинской Америке, Индии, Японии.

Братья мыслей, вновь я с вами,
Я, проплывший океаны,
Я, прошедший срывы, скаты
Голых скал и снежных гор,
Гордый жаждою увидеть
Вечно-солнечные страны,
Я принёс для звучных песен
Новый красочный убор.

К началу ХХ века Бальмонт объехал почти всю Западную Европу. Основное местопребывание поэта – Франция, город Париж. Его жена Екатерина Алексеевна Андреева вспоминала: «Большую часть нашей жизни с Бальмонтом мы прожили за границей в Париже, оттуда ездили в Англию (Оксфорд), Бельгию, Голландию, Италию и Испанию, любимую страну Бальмонта».

Бальмонт очень полюбил испанский язык, «самый певучий и красочный из всех европейских языков». Он совершенствуется в овладении испанским языком, расширяет знакомство с испанской классикой XVII века, переводит испанские народные песни и сочинения Лопе де Вега и Кальдерона. Кальдерон вскоре станет такой же страстью, как и Шелли. Испанского поэта-драматурга Педро Кальдерона очень любил и Тургенев.

Отрывок из пьесы Кальдерона «Дама-невидимка»
в переводе К. Бальмонта.

Тургенев, в Берлинском университете одолев латынь и греческий, всю жизнь свободно читал классиков; много путешествовал по Европе: был в Вене, Генуе, Риме, Флоренции, Неаполе, Франкфурте. За знаменитой испанской певицей Полиной Виардо, влюбившись на всю жизнь в её чёрные пламенные глаза, ездил в Берлин, затем в Лондон, из Лондона в Париж... Именно от Тургенева Европа узнала о Пушкине, о Толстом. Тургенев, которого называли самым европейским писателем, для кого немецкий, итальянский, английский, испанский языки были родными (с Виардо, например, он говорил по-испански), а что касается французского, то и Золя, и Готье, и Жорж Санд, и Мериме, и Мопассан восхищались его стилем и признавали, что даже «Флобер не мог состязаться с Тургеневым в вольной простоте речи, её круглости, естественности»; он, Тургенев (учредивший в Париже первую русскую библиотеку), очень сердился, когда у него спрашивали, не французский ли он писатель, и отвечал, что рассказы свои пишет всегда по-русски!

В 1920 году Бальмонт уехал за границу в командировку, как думал, на один год.

Но этот год продлился двадцать с лишним лет, до конца жизни. Бальмонт стал эмигрантом.

В очерке «Без русла» он пишет: «Нет дня, когда бы я не тосковал о России, нет часа, когда бы я не порывался вернуться <...> Там, в родных местах, так же как в моём детстве и в юности, цветут купавы и шуршат камыши, сделавшие меня своим шелестом <...> поэтом <...> Там везде говорят по-русски: это язык моего отца и моей матери, это язык моей няни, моего детства, моей первой любви».

Одна у них была гордость, один восторг: русский язык.

«За год до смерти, в 1882 году, этот волшебный сказочник, сказками своими давший неумирающую жизнь всему рассказанному, спел такой гимн русскому языку, что он будет жить до тех пор, пока будет жить русский язык, – значит, всегда», – писал Бальмонт.

«Во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины, – ты один мне поддержка и опора, о великий, могучий, правдивый и свободный русский язык! Не будь тебя – как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается дома? Но нельзя верить, чтобы такой язык не был дан великому народу!»

Спустя 42 года, и тоже далеко от родины, Бальмонт опубликовал свои раздумья о судьбе «могучего и первородного русского языка, полногласного, кроткого и грозного, бросающего звуки взрывным водопадом, журчащего неуловимым ручейком, исполненного говоров дремучего леса, шуршащего степными ковылями, поющего ветром, что носится, и мечется, и уманивает сердце далеко за степь, пересветно сияющего серебряными разливами полноводных рек». В том же 1924 году Бальмонт написал стихотворение «Русский язык»:

Язык, великолепный наш язык.
Речное и степное в нём раздолье.
В нём клёкоты орла и волчий рык,
Напев, и звон, и ладан богомолья.
В нём воркованье голубя весной,
Взлёт жаворонка к Солнцу выше, выше,
Берёзовая роща, свет сквозной…

А в 1933 году в дни памяти Тургенева в Сорбонне, на литературном вечере, проведённом Союзом ревнителей чистого русского языка, Бальмонт прочитал свою новую работу «Тургенев как поэт». Бальмонт считал, что «…не все те поэты, кто пишет стихи <...> И, наоборот, многие из тех, кто пишет прозу, часто даже и не воображают, что они великолепные поэты. <…> Несомненными поэтами были лучшие русские прозаики XIX века, Гоголь, Аксаков, Тургенев и Достоевский». «Весь любовь, он [Тургенев] прожил жизнь почти без радостей любви; всем своим нравом и чувствованием русский, он прожил полжизни вне России; один из лучших, и долгое время считавшийся лучшим, среди художников русской прозы, он всю жизнь оставался не прозаиком, а поэтом». «Тургенев своей высокой любовью к художественному слову, постоянным стремлением к золотому обрамлению прозы поэзией и насыщению её музыкой, был неотлучным учителем и спутником моей жизни».

Стихи Бальмонта необычайно музыкальны. По словам А. Блока, «никто не равен ему в его певучей силе».

Музыка

Стихотворение «Музыка»

«Есть <…> одно свойство русской души, которое делает её странно-особенной среди разных европейских душ. Русская душа застенчива, и это её пленительность. Тургенев – застенчивость русской души», – такими словами закончил Бальмонт свой доклад.

Романс «Безглагольность»

Итак, более 50 лет в жизни и 40 лет в творчестве имя Тургенева, его произведения сопутствовали Бальмонту.

Судьба распорядилась так, что и Тургенев, и Бальмонт встретили «осень своей жизни» на чужбине, во Франции.

Тоскою о далёкой Родине, неизбывной болью от своей оторванности от всего родного полны стихи Бальмонта в 20—30-е годы. Россия для поэта была и осталась святыней.

Воспоминания уносят его в «несбыточное».

Стихотворение «Где б я ни странствовал…»

Свою малую родину, куда мыслями он постоянно возвращался, в последний раз Бальмонт посетил в марте 1917 года. Он побывал в Иванове, в Шуе, в гимназии. По немногочисленным сведениям можно судить, что везде его встречали тепло и сердечно, везде в те дни царила атмосфера почитания и преклонения перед кумиром поэтических салонов.

Меня встречали. Меня венчали.
Сердца горели среди цветов. <...>

Он был, конечно, и в Якиманне, на могиле родителей и брата.

Стихотворения «Кольца», «Всю жизнь»

Находясь за границей, Бальмонт постоянно говорил о своей тоске по родине, о желании вернуться в Россию. «Я видел моря и океаны <...> и снова, сидя у окна в моём парижском домике, среди своих книг и цветов, я говорю: “Я рад, что я родился русским, и никем иным быть бы я не хотел. Люблю Россию. Ничего для меня нет прекраснее и священнее её. Верю в неё – и жду”».

Стихотворение «Просветы»

Декабрь 1942 г. принёс успокоение. Может быть, в эту промозглую зимнюю ночь душа его, освобождённая, полетела в милую сердцу Россию, чтобы после лет разлуки в последний раз свидеться с родными местами. Говорят, народу на похоронах было мало. Моросил холодный дождь, гроб опустили в могилу, наполовину заполненную водой. Так закончил свой путь на земле поэт, поклонявшийся красоте и любви, воспевавший Океан и Солнце. Домой Бальмонт, в отличие от И.С. Тургенева, так и не вернулся. Поэт до сих пор покоится во Франции, на кладбище Нуази-ле-Гран.

Фильм «Нуази-ле-Гран»

Но на родину вернулась душа Поэта, его имя, его творчество.

Стихотворение «Возвращение»

Мы любим и читаем стихи К. Бальмонта, зовущие к «свету, огню и победительному Солнцу», к принятию жизни с её правдой и ложью, добром и злом, красотой и уродством, а значит, не умерла, жива душа поэта, которая озаряет наш мир своим присутствием.

Четыре стихии владели судьбою Тургенева и Бальмонта: Россия, Природа, Женщина, Красота.

Стихотворение «Мой друг, есть радость и любовь…»

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер