константин бальмонт

сайт исследователей жизни и творчества

"Поэт открыт душою миру, а мир наш — солнечный, в нем вечно свершается праздник труда и творчества, каждый миг создаётся солнечная пряжа, — и кто открыт миру, тот, всматриваясь внимательно вокруг себя в бесчисленные жизни, в несчетные сочетания линий и красок, всегда будет иметь в своём распоряжении солнечные нити и сумеет соткать золотые и серебряные ковры."
К. Д. Бальмонт

С.Г. Винокурова (г. Шуя) ГЕНИАЛЬНЫЙ ПАМЯТНИК – «СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» Музейное занятие для школьников

С.Г. Винокурова (г. Шуя)
ГЕНИАЛЬНЫЙ ПАМЯТНИК – «СЛОВО О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ»
Музейное занятие для школьников

В 2010 году исполняется 210 лет со дня выпуска первого печатного издания «Слова о полку Игореве». Академик Д.С. Лихачёв назвал «Слово» «гениальным памятником древнерусской литературы» [1, с. 62]. Давайте вспомним то время в истории нашего государства и те события, о которых говорится в «Слове».

Эпоха, которой принадлежит этот гениальный памятник, противоречива и трагична. С одной стороны, идёт высокое развитие искусства: живописи, архитектуры, литературы, прикладного искусства, с другой – это время характеризуется почти полным распадом Русского государства на самостоятельные княжества, междоусобными войнами князей. И это крайне ослабляет Русь как единое целое в военном отношении.

«Слово о полку Игореве» посвящено походу 1185 года на половцев новгород-северского князя Игоря Святославича и написано, очевидно, под свежим впечатлением от его поражения. Но по существу настоящим героем этого произведения является вся Русская земля. Если вспомнить историю, половцы (древнерусские летописцы XI—XIII вв. половцами называли степной народ) совершали разорительные набеги на Русь. Автор «Слова» не ставит своей целью изложить события похода князя Игоря. Для автора это повод к размышлению о судьбах Руси, о единении княжеских вотчин. В одной из частных коллекций шуйских горожан хранится уникальное издание «Слова о полку Игореве». Книга издана московским издательством «Академия» в 1934 г. [2]. В ней представлен древнерусский текст «Слова», а иллюстрировал книгу известный палехский художник Иван Голиков, который работал в Шуйском драматическом театре художником-декоратором в то время, когда на сцене театра играла наша землячка – актриса Е.Я. Мазурова (1918—1920 гг.).

Мало кому известно, что в числе переводчиков «Слова» был другой наш земляк – поэт-символист Константин Бальмонт. Он занимался переводом древнерусского памятника, живя уже на чужбине, в Капбретоне (Франция). Вот что пишет Бальмонт в письме от 23 декабря 1929 г. писателю И.С. Шмелёву: «Дорогой друг Иван Сергеевич, cпасибо за весточку... По зову сердца, сейчас перепеваю целиком, с близостью к тексту наитщательнейшею, наше Божественное «Слово о полку Игореве». Уже более половины готово» [3, с. 191].

Перевод Бальмонта был впервые опубликован в парижской газете «Россия и славянство» (№ 81, 14 июня 1930 г., с. 3) в номере, посвящённом Дню русской культуры. Под публикацией указаны даты, отражающие начало и конец работы: «Капбретон. 1929. 20—24 декабря. 1930. 24 апреля». Переводу предпослано посвящение профессору Н.К. Кульману, с которым Бальмонт познакомился в эмиграции, в Париже в 1922 г. [4, с. 163]: «Мой трудный и лёгкий, смиренный и дерзостный, давно задуманный, сладостный мой труд – стихом наших дней пропетое “Слово о полку Игореве” – с признательностью за тонкое соучастие – посвящаю профессору Николаю Карловичу Кульману» [3, с. 191]. Сам Н.К. Кульман, со своей стороны, высоко оценил бальмонтовский перевод как «большое литературное событие». В своей статье «Судьба “Слова о полку Игореве”», опубликованной в том же номере парижской газеты (№ 81, с. 4), профессор пишет: «Бальмонт ближе к подлиннику, чем кто бы то ни было из его предшественников. Чуткий поэт, он не пропустил без внимания ни одного поэтического образа “Слова”. Он отразил в своём переводе сжатость, чеканность подлинника. В свой стих он искусно ввёл некоторые стихотворные элементы народно-эпических русских песен. Он сумел передать все краски, звуки, движение, которыми так богато “Слово”, его светлый лиризм, величавость эпических частей. Он, наконец, дал живо почувствовать в своём переводе национальную идею “Слова” и ту любовь к родине, которою горел его автор» [3, с. 191—192]. О совместной работе с Н.К. Кульманом над переводом «Слова» К.Д. Бальмонт написал статью «Радость (Письмо из Франции)», опубликованную в рижской газете «Сегодня» 25 августа 1930 г. (№ 234, с. 2).

Спустя 40 лет академик Д.С. Лихачёв включил перевод Бальмонта в книгу переводов «Слова», сделанных русскими поэтами (книга переводов вышла в Большой серии «Библиотеки поэта»). Бальмонтовский перевод вошёл и в сборник, посвящённый «Слову о полку Игореве», который издан в Малой серии «Библиотеки поэта» [5]. «Слово» начинается со вступления, где автор размышляет, как бы ему начать рассказ. Он вспоминает певца – поэта Баяна, у которого «вздрагивали струны, трепетали, сами князем славу рокотали». Основная часть «Слова» логически состоит из трёх глав. Первая глава повествует о походе князя Игоря и о поражении русского войска. Затмение солнца, гроза, поведение лесных зверей и птиц – всё предупреждало князя об опасности. Но дружина князя Игоря продолжала свой путь. Вот как начинается «Слово о полку Игореве» у Бальмонта:

Нам начать не благо ль, братья, песню    старыми словами,
Песнь, как полк в поход повёл он,   славный Игорь Святославич?
По былинам лет тех бывших, не по замыслу  Баяна,
Эту песнь зачнём мы, братья. Он, Баян,    певец тот вещий,
Коль кому восхочет песни, белкой он течёт  по древу,
По земле он серым волком и орлом    под облак сизым.
Вспомнит быль времён тех первых,    об усобицах сказанья,
Соколов пускает десять к лебединой стае   белой,
Чуть домчится первый сокол, лебедь первая    закличет, –
И певучим словом песни Ярослав проходит  старый,
И в певучем слове песни восстаёт Мстислав    тот храбрый,
Он, зарезавший Редедю пред косожскими  полками,
И Роман тот Святославич, в песне он  красиволикий.
А Баян пускал не десять соколов  проворных, братья,
К лебединой стае белой не летел  поспешный сокол,
Нет, он вещие на струны возлагал персты,  и звонко
Князю, избранному песней, струны славу    рокотали.
Так начнём же, братья, повесть,  от Владимира начало
И до Игоря, что ныне ум напряг свой, ум- твердыню,
Заострил своё он сердце, ратным  мужеством наполнив,
И привёл свои полки он до земли до  Половецкой,
Да отмстит, и мщеньем правым, он    за Русскую за землю.
Тут взглянул на солнце Игорь, солнце  светлое на небе,
Видит он – от солнца чёрной тьмою    воинство покрыто.
И сказал к своей дружине Игорь: «Братья и    дружина,
Лучше быть мечом сражённым, чем в бою   быть полонённым.
На коней на борзых сядем, Дона синего   посмотрим!» [5, с. 166—167].

Кстати, в «Слове» упоминается имя «Мстислав». «Мстислав» – один из литературных псевдонимов Бальмонта. Именно с этим псевдонимом Бальмонт печатался в рижской газете «Сегодня» в 20-х гг. XX в. [3, с. 181].

К сожалению, русское войско потерпело поражение. За это князя Игоря с его братом Всеволодом стали обвинять в том, что он открыл половцам путь на русскую землю. Автор «Слова» с горечью описывает, как клянут князя Игоря, называет князей Игоря и Всеволода отважными, а других князей осуждает за то, что они не поддержали Игоря и не собрали войска, чтобы отомстить за поражение.

Следующая глава переносит нас в Киев, где князь Святослав видит «мутный сон» о поражении его сыновей – Игоря и Всеволода. Узнав о том, что сон действительно был вещим, князь Святослав в горе произносит своё «златое слово». Вот как оно звучит в переводе Бальмонта:

Святослав Великий, в скорби, изронил  златое слово:
«Игорь, Всеволод, родные, рано вздумали    мечом вы
Половецкую сечь землю, ладить поиски  за славой.
Вы бесславным одоленьем завлеклись  неправосудно,
Кровь излили нечестивых. Ваши храбрые    сердца вы
Сплошь булатом оковали, в яром буйстве  закалили.
Вы того ли возжелали седине моей  сребристой?
Уж не вижу власти сильной, власти брата  Ярослава,
Что богат был, многовоен, с ним  в Чернигове бояре,
С ним Могуты и Татраны, с ним Шельбиры    и Топчаки,
С ним Ревуги и Ольберы. Без щитов, –    кинжалы в руки, –
Кликом воинства сражают, славой   прадедов ударив... [5, с. 172]

Третья глава включает в себя плач Ярославны, которая скорбит о смерти мужа – князя Игоря – и обо всём русском войске:

Свист ли копий или песня? Что за песня  над Дунаем?
Ярославнин слышен голос. Как безвестная    кукушка,
Кличет рано: «Полечу, мол, я кукушкой  по Дунаю,
Омочу рукав бобровый я в реке Каяле  быстрой,
Раны я утру на князе, кровь утру на теле  сильном».
Рано плачет Ярославна на стене градской    в Путивле,
Кличет к ветру: «Ветр, ветрило, ты к чему   насильно веешь?
Ты зачем, о господине, на своих нетрудных    крыльях
Стрелы ханские бросаешь на бойцов, где  он, мой Ладо?
Мало ль было в высях веять и летать  под облаками,
Прилетев, качать-лелеять корабли на синем  море?
Ты зачем моё веселье ковылями всё    развеял? [5, с. 174—175]

Здесь же мы узнаём о побеге князя Игоря из плена:

В полночь конь. Овлур надёжный, –   слышно, – свистнул за рекою,
Разумей, мол, князь. Князь Игорь тут не тут    и тут не будет.
Кликнул, стукнул земь в пробеге.    Зашумели, шепчут травы.
Половецкие заставы! Зыбь в них. Бег свой   мчит князь Игорь.
К тростнику он горностаем, белым гоголем  на воду,
На коня вскочил, конь борзый, и с коня    босым он волком,
И к Донецкому он лугу побежал, –   под облаками
Реет соколом, – на завтрак, и к обеду, и на  ужин
Бьёт гусей и лебедей он. Если Игорь – сокол  в лёте,
Влур, Овлур – течёт он волком и росу с себя    стряхает,
Ибо в беге надорвались жарки борзые их    кони. [5, с. 175]

Заканчивается «Слово» радостно – возвращением князя Игоря. Автор уверен в могуществе русских, верит в славное будущее Руси:

По Боричеву он едет, Игорь-князь, чтоб  помолиться
Богородице пресветлой Пирогощей. Люди  рады.
В городах идёт веселье. Песнь князьям    пропета старым,
Молодым за ними также. Слава, Игорь  Святославич,
Слава, Всеволод, буй тур он, и сын Игоря,    Владимир!
Здравье, князи и дружина, на неверные  полки вы,
Христианам на защиту ратоборствуете.    Слава! [5, с. 176]

Известно около 50 переводов «Слова о полку Игореве» на славянские языки. Но кто же написал это древнерусское произведение? И сохранился ли подлинник гениального памятника? На эти и многие другие вопросы нам поможет ответить 5-томная «Энциклопедия “Слова о полку Игореве”», которая вышла в свет в Санкт-Петербурге в издательстве «Дмитрий Буланин» в 1995 г. [6]. Экземпляр энциклопедии хранится в коллекции Литературно-краеведческого музея Константина Бальмонта. Его передала в дар музею внучатая племянница К.Д. Бальмонта (по линии его брата Александра) – Татьяна Владимировна Петрова (Москва). Это уникальное справочное издание, подводящее итог двухсотлетнему изучению «Слова». В энциклопедии содержатся статьи об истории открытия, публикации, изучения «Слова», толкования его «тёмных мест» и, конечно, биобиблиографические статьи об исследователях, переводчиках и иллюстраторах «Слова». Из неё мы узнаём, что существует множество предположений об авторстве «Слова». Но исследователи сходятся в одном: скорее всего, автор был непосредственным участником или наблюдателем событий похода Игоря, иначе описать ход битвы настолько подробно невозможно. Автор «Слова» – гений своего времени. Как уже было сказано выше, поход князя Игоря на половцев был совершён в 1185 г. Скорее всего, именно в это время и было создано «Слово о полку Игореве». Во всяком случае, не позднее 1187 г., так как в конце этого памятника содержится хвалебная здравица князю Ярославу Осмомыслу, а Ярослав умер в 1187 г.

«Слово о полку Игореве» впервые было напечатано в Москве в сенатской типографии 210 лет назад, во второй половине 1800 года, тиражом 1200 экземпляров. Древнерусский текст «Слова» шёл с параллельным переводом и примечаниями. Над подготовкой первого издания «Слова» работали А.И. Мусин-Пушкин, Н.Н. Бантыш-Каменский, А.Ф. Малиновский. Алексей Иванович Мусин-Пушкин, как владелец рукописи «Слова», возглавлял издание, был организатором его.

Среди книг, переданных в дар музею Библиотекой-фондом «Русское зарубежье», есть книга «Мусины-Пушкины». Она вышла в свет в Ярославле в Верхне-Волжском книжном издательстве в 1996 г. Книга рассказывает об истории ярославского дворянского рода Мусиных-Пушкиных. Семья Мусиных-Пушкиных (мологская ветвь этой фамилии) к началу XIX века достигла высшей точки своего расцвета и благосостояния. Алексей Иванович Мусин-Пушкин (1744—1816) – тайный советник, обер-прокурор Святейшего Синода, президент Академии художеств, занимал видное положение при дворе, был одним из крупных землевладельцев (в его руках сосредоточились земли в Мологском, Мышкинском, Рыбинском, Ярославском, Нерехтском уездах и др.). Его любимым местом была родная, как он говорил, Иловна в Мологском уезде. В своих имениях Алексей Иванович строил церкви, мельницу. Это был высокообразованный, культурный человек («С самых юных лет моих изучение отечественной истории было одно из главных моих упражнений»), учёный-историк, член общества истории и древностей российских, коллекционер, страстный любитель предметов искусства и старины.

Имя А.И. Мусина-Пушкина, основателя графской ветви рода, связано с находкой в Ярославле в Спасо-Преображенском монастыре рукописного списка «Слова о полку Игореве» в конце XVIII века (в Ярославском историко-архитектурном музее-заповеднике имеется экспозиция, посвящённая выдающемуся литературному произведению) [7, с. 16—19, 62]. К сожалению, в 1812 году во время пожара Москвы многие рукописи из собрания А.И. Мусина-Пушкина, в том числе и рукописный текст «Слова о полку Игореве», погибли. Любопытно, что известный писатель, поэт, переводчик, историк, «историограф Российской империи» Николай Михайлович Карамзин также изучал рукописный текст «Слова», найденный А.И. Мусиным-Пушкиным. Константин Бальмонт в очерке «Русский язык (Воля как основа творчества)», опубликованном в журнале «Современные записки» (Париж, 1924, № 19), пишет, что «из... монастыря, Бог весть зачем туда попавшая, не в монастыре пропетая, из рук монастырского отшельника в руки царского сановника переданная, запись-песня, сгоревшая в великом пожаре Москвы и всё же сохранившаяся, песня, повитая под трубами, концом копия воскормленная, под шеломом взлелеянная, полная ржанья коней, орлиного клёкота, ворчания волков и лисиц, оскалившихся на червлёные щиты, вся сияя кровавыми зорями и синими молниями, вся овеянная бранным серебром и белыми хоругвями, шумит и звенит издалече эта песня перед зорями. “Слово о полку Игореве”, наша песня, наших дней, и Гзак бежит серым волком, а Кончак ему след правит к Дону великому. О, Русская земля, ты уже за холмами, за холмом, за шеломенем. И плачет Ярославна: “О, ветре, ветрило! чему, господине, насильно вееши?”» [1, с. 41].

«Слово о полку Игореве» – древнерусский памятник. В нашем музее также хранится книга академика Д.С. Лихачёва «Введение к чтению памятников древнерусской литературы» московского издательства «Русский путь» 2004 года. В ней автор пишет: «Вся древняя русская литература отличалась глубоким историзмом. Литература уходила корнями в ту землю, которую занимал и веками осваивал русский народ. Литература и Русская земля, литература и Русская история были теснейшим образом связаны. Героем “Слова” является “Русская земля”, добытая и устроенная трудом великим всего Русского народа» [8, с. 269, 424].

В «Энциклопедии “Слова о полку Игореве”» (т. 1) о нашем земляке – поэте Константине Бальмонте – сказано, что он интересовался славянскими и русскими древностями. Обработанные им славянские и русские фольклорные сюжеты и тексты вошли в сборники «Жар-птица. Свирель Славянина» (М., 1907), «Зелёный вертоград. Слова поцелуйные» (СПб., 1909). Значительное место в творчестве Бальмонта занимают переводы, в том числе много переводов со славянских языков – чешских и польских поэтов, сборник переводов «Золотой сноп болгарской поэзии» (София, 1930). К циклу стихов «Злые чары. Книга заклятий» (1906) поэт даёт эпиграфом отдельные строки из текста «Слова о полку Игореве»: «Долго ночь меркнет; заря свет запала; мгла поля покрыла. Кровавые зори свет поведают; чёрные тучи с моря идут; хотят прикрыти четыре солнца; а в них трепещут синие молнии». Конечно, в данной энциклопедии говорится и о самом бальмонтовском переводе «Слова» [6, т. 1, с. 81—82].

В поэтическом сборнике Бальмонта «Литургия красоты. Стихийные гимны» (М., 1905) есть стихотворение «К славянам»:

Славяне, вам светлая слава,
За то, что вы сердцем открыты,
Весёлым младенчеством нрава
С природой весеннею слиты.

К любому легко подойдёте,
С любым вы смеётесь как с братом,
И всё, что чужого возьмёте,
Вы топите в море богатом.

Враждуя с врагом поневоле,
Сейчас помириться готовы,
Но, если на бранном вы поле,
Вы твёрды и молча суровы.

И снова мечтой расцвечаясь,
Вы – где-то, забывши об узком,
И светят созвездья, качаясь,
В сознании Польском и Русском.

Звеня, разбиваются цепи,
Шумит, зеленея, дубрава,
Славянские души – как степи,
Славяне, вам светлая слава! [9, с. 10]

Закончить своё выступление мне хочется словами академика Д.С. Лихачёва о памятнике древнерусской литературы – «Слове о полку Игореве»: «“Слово” – это многостолетний дуб, дуб могучий и раскидистый. Его ветви соединяются с кронами других роскошных деревьев великого сада русской поэзии XIX и XX веков, а его корни глубоко уходят в русскую почву» [10, с. 44].

Примечания

1. Лихачёв Д.С. Введение к чтению памятников древнерусской литературы. М., 2004.

2. «Слово о полку Игореве». М.: Академия, 1934.

3. Константин Бальмонт – Ивану Шмелёву. Письма и стихотворения. 1926—1936 / Сост., вступ. ст., коммент. К.М. Азадовского, Г.М. Бонгард-Левина; Отд. ист.-филол. наук РАН. М., 2005.

4. Письма К.Д. Бальмонта к Дагмар Шаховской / Публ., вступит. заметка и примеч. Ж. Шерона // Звезда. 1997. № 8. С. 163. 17 ноября 1922 г. в письме к Д.Э. Шаховской из Парижа Бальмонт сообщает, что его посетил, среди прочих, профессор Кульман, «новгородский русак с немецкой фамилией, но со скифски-татарским лицом...». Кульман Николай Карлович (1871—1940) – историк литературы, профессор русской словесности в Сорбонне, не раз писавший о К.Д. Бальмонте и И.С. Шмелёве, с которыми был связан тесной дружбой.

5. Бальмонт К. Слово о полку Игореве // Слово о полку Игореве. Л., 1967.

6. Энциклопедия «Слова о полку Игореве». Т. 1—5. СПб., 1995.

7. Мусины-Пушкины / Сост. Т.И. Гулина, Г.В. Раздобурдина, М.Г. Шиманская. Ярославль, 1996.

8. Бальмонт К.Д. О русской литературе. Воспоминания и раздумья. 1892—1936 / Сост., подг. текстов, вступл., примеч. А.Д. Романенко. М., 2007.

9. Бальмонт К.Д. Литургия красоты. Стихийные гимны. М., 1905.

10. «Слово о полку Игореве»: Сборник / Вступ. статьи Д.С. Лихачёва и Л.А. Дмитриева. Реконструкция древнерусского текста и перевод Д.С. Лихачёва. Сост., подгот. текстов и примеч. Л.А. Дмитриева. Л., 1990.

 

Информация о сайте

Разработка сайта
Иван Шабарин
Контент-менеджер
Денис Овчинников

Шрифт Arial Armenian

Для корректного отображения текста на армянском языке необходимо установить на ваш компьютер